Пептидные производные, их получение и применение

Номер патента: 22422

Опубликовано: 30.12.2015

Авторы: Молино Ив, Давид Марион, Влэг Патрик, Крещатиски Мишель

Есть еще 22 страницы.

Смотреть все страницы или скачать PDF файл.

Формула / Реферат

1. Пептид или псевдопептид, характеризующийся тем, что имеет следующую общую формулу (I):

Рисунок 1

где А1 представляет цистеин (Cys), его аналог или изостер, выбираемый из (D)-цистеина, пеницилламина (Pen) и (D)-пеницилламина ((D)-Pen);

A2 представляет пролин (Pro), его аналог или изостер;

A3 представляет глицин (Gly), его аналог или изостер.

2. Пептид или псевдопептид по п.1, характеризующийся тем, что А2 представляет аналог пролина (Pro), выбираемый из пипеколиновой кислоты (Pip) и тиазолидин-4-карбоновой кислоты (Thz).

3. Пептид или псевдопептид по любому из пп.1, 2, характеризующийся тем, что A3 представляет глицин (Gly) или саркозин (Sar).

4. Пептид или псевдопептид по п.1, характеризующийся тем, что имеет следующую общую формулу (I'):

Рисунок 2

где А1 представляет цистеин (Cys), его аналог или изостер, выбираемый из (D)-Cys, Pen или (D)-Pen;

А2 представляет Pro, или его аналог, или его изостер, предпочтительно А2 представляет Pip или Thz.

5. Пептид или псевдопептид по любому из пп.1-4, характеризующийся тем, что его выбирают из пептидов с последовательностями SEQ ID NO: 1-10.

6. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что имеет циклическую конфигурацию.

7. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что он связывает человеческий рецептор липопротеинов низкой плотности (hLDLR) на поверхности клеточных мембран.

8. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что он содержит одну пептидомиметическую связь, выбираемую предпочтительно из интеркаляции метиленовой (-СН2-) или фосфатной (-РО2-) группы, вторичного амина (-NH-) или кислорода (-О-), альфа-азапептидов, альфа-алкилпептидов, N-алкилпептидов, фосфонамидатов, депсипептидов, гидроксиметиленов, гидроксиэтиленов, дигидроксиэтиленов, гидроксиэтиламинов, ретроинверсопептидов, метиленоксигруппы, цетометилена, эфиров, фосфинатов, фосфиновых кислот, фосфонамидов и карбагрупп.

9. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что его N-концевая функциональная группа защищена путем ацилирования, и/или тем, что его С-концевая функциональная группа защищена путем амидирования или этерификации.

10. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов для применения с целью векторизации диагностической, визуализирующей или терапевтической молекулы.

11. Конъюгированное соединение следующей формулы (III):

Рисунок 3

где V представляет пептид или псевдопептид по любому из пп.1-8;

L представляет спейсер;

D представляет диагностическую, визуализирующую или терапевтическую молекулу;

х и у являются целыми числами от 1 до 5;

z представляет собой целое число от 0 до 10.

12. Конъюгированное соединение по п.11, характеризующееся тем, что x=z=y=1; x=z>у, у=z>х или z>х>у либо z=0, х=у=1 или у>х.

13. Конъюгированное соединение по п.11 или 12, характеризующееся тем, что диагностическая, визуализирующая или терапевтическая молекула представляет собой молекулярный зонд, химическое вещество с небольшим молекулярным размером, пептид или полипептид, белок, антиген, антитело или фрагмент антитела, нуклеиновую кислоту или олигонуклеотид, рибозим, маркер или метку.

14. Конъюгированное соединение по любому из пп.11-13, характеризующееся тем, что соединение, с одной стороны, V с D или V с L, а с другой - L с D осуществляется одной или более ковалентной, ионной, гидрофобной или ван-дер-ваальсовой связью, расщепляемой или нерасщепляемой в физиологической среде или внутри клеток.

15. Конъюгированное соединение по любому из пп.11-14, характеризующееся тем, что D присоединено к V, при необходимости через L, на одном из концов пептидной цепи V (N- и/или С-конце) и/или по одной или более из реакционноспособных групп боковых цепей природных или неприродных аминокислот, входящих в состав V.

16. Способ получения конъюгированного соединения по любому из пп.11-15, характеризующийся тем, что он включает стадию присоединения пептида или псевдопептида V к веществу D, при необходимости через L, предпочтительно химическим, биохимическим или ферментативным путем или методами генетической инженерии.

17. Фармацевтическая композиция, характеризующаяся тем, что она содержит по меньшей мере одно конъюгированное соединение по любому из п.11-15 и один или несколько фармацевтически приемлемых эксципиентов.

18. Диагностическая композиция, характеризующаяся тем, что в ее состав входит диагностический или медицинский визуализирующий агент, содержащий конъюгированное соединение по любому из пп.11-15.

Текст

Смотреть все

Изобретение относится к пептидным производным (пептидам и псевдопептидам) и их применению в качестве векторов для веществ, представляющих интерес для пользователя. Изобретение также относится к конъюгатам, содержащим пептидное производное по данному изобретению,соединенное с веществом, представляющим интерес для пользователя. Пептиды по данному изобретению можно применять для векторного переноса в форме конъюгатов, как правило,предшественников ("пролекарств") тех веществ, которые представляют фармацевтический или диагностический интерес, например терапевтических, визуализирующих или диагностических агентов или молекулярных зондов через клеточные мембраны, в особенности с целью способствовать их переносу через гематоэнцефалический барьер.(71)(73) Заявитель и патентовладелец: ВЕКТ-ОРУС; САНТР НАСЬОНАЛЬ ДЕ ЛЯ РЕШЕРШ СЬЕНТИФИК; ЮНИВЕРСИТЭ ДЕ' Э-МАРСЕЙ (FR) Настоящее изобретение относится к пептидным производным (пептидам и псевдопептидам) и их применению в качестве векторов для веществ, представляющих интерес для пользователя. Настоящее изобретение также относится к конъюгатам, содержащим пептидные производные по данному изобретению, связанные с веществами, представляющими интерес для пользователя. Пептиды по данному изобретению можно использовать, в частности, как средство трансмембранной доставки в клетки (векторизация), как правило, в форме конъюгата с пролекарством, веществ, представляющих фармацевтический или диагностический интерес, как, например, терапевтических агентов, визуализирующих или диагностических агентов, молекулярных проб и зондов, в особенности для содействия переносу таких веществ через гематоэнцефалический барьер. Уровень техники Согласно данным международной информационной компании IMS Health мировой рынок лекарственных средств для лечения патологических состояний центральной нервной системы (головного и спинного мозга) оценивается в 70 млрд долларов (данные за 2007 г.), из которых почти 9 млрд долларов приходится на продукты, связанные с технологиями адресной доставки лечебных агентов (Jain, 2008, JainPharmaBiotech Report, Drag Delivery in CNS disorders). Таким образом, в настоящее время неврология является одной из трех крупнейших областей терапевтического воздействия (наряду с лечением сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний). Хотя больных с расстройствами и патологическими изменениями центральной нервной системы во всем мире больше, чем страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями или раком, неврология как рынок потребления лекарственных препаратов развита недостаточно. Это объясняется тем, что 98% потенциальных средств для лечения патологических состояний центральной нервной системы не могут переходить через гематоэнцефалический барьер (Pardridge, 2003,Mol. Interv., 3, 90-105). Действительно, мозг защищен от потенциально ядовитых веществ благодаря существованию двух основных физиологических барьерных систем: гематоэнцефалического и гематоликворного барьеров. Первый из них считается основным путем для веществ, содержащихся в плазме крови. Поверхность гематоэнцефалического барьера приблизительно в 5000 раз больше, чем гематоликворного. Суммарная длина кровеносных сосудов, образующих гематоэнцефалический барьер, составляет приблизительно 600 км. На каждый 1 см 3 коры головного мозга приходится 1 км кровеносных сосудов. Общая площадь поверхности гематоэнцефалического барьера оценивается в 20 м 2 (De Boer et al., 2007, Clin.Pharmacokinet., 46(7), 553-576). Таким образом, эндотелий кровеносных сосудов головного мозга, создающий гематоэнцефалический барьер, представляет собой главное препятствие для использования потенциальных лекарств против многих расстройств центральной нервной системы, но также и огромную поверхность для возможного обмена между кровью и нервной тканью. Как правило, преодолевать гематоэнцефалический барьер, т.е. переходить из крови в мозг, могут только некоторые небольшие липофильные соединения с молекулярной массой приблизительно 450-600 Да (такие вещества составляют лишь 2% потенциальных лечебных агентов), а молекулярные масса и размеры многих соединений, которые могли бы служить лекарствами для центральной нервной системы и проявили себя обнадеживающе в исследованиях in vitro и в опытах на животных, намного больше. Большинство таких терапевтически ценных соединений, как пептиды и белки, обычно не поступают из крови в мозг, поскольку для них проницаемость эндотелиальных клеток мозговых капилляров(ВСЕС) оказывается низкой. Эндотелиальные клетки, образующие стенку капилляра, окружены базальной мембраной, отростками астроцитов, перицитами, микроглиальными клетками и нейронами. Тесная связь эндотелиальных клеток капилляров с отростками астроцитов обусловливает развитие и поддержание специфики непроницаемости гематоэнцефалического барьера для большинства веществ, тем самым обеспечивая строгий эффективный контроль за обменом веществами между кровью и мозгом и гомеостаз мозговой ткани. Эндотелиальные клетки мозговых капилляров тесно связаны посредством так называемых плотных контактов - в отличие от эндотелиальных клеток в других органах, имеющих окончатые мембраны. Эти плотные контакты исключают параклеточный транспорт, т.е. проникновение молекул через гематоэнцефалический барьер каким бы то ни было путем, кроме как сквозь клетки эндотелия, невозможно. Гематоэнцефалический барьер выступает в роли главного препятствия, преодоление которого является важнейшей проблемой в разработке новых методов лечения патологических состояний мозга, в частности в использовании химических соединений для лечения расстройств центральной нервной системы (Neuwelt et al., 2008, Lancet Neurol., 7, 84-96). В настоящее время, по существу, нет эффективных средств лечения основных патологических состояний головного мозга (рака, болезней Альцгеймера и Паркинсона, инсульта и пр.) - это может объясняться, помимо прочего, тем, что разработчики потенциальных лекарств для лечения патологических состояний головного мозга ведут исследования в пределах своих компаний (программы поиска лекарств для головного мозга), но уделяют мало внимания проблемам преодоления гематоэнцефалического барьера и прицельной доставки лечебных агентов в центральной нервной системе, в частности в головном мозге (программы разработки прицельных лекарств для головного мозга) (Pardridge, 2003, Mol. Interv., 3,90-105). Препарат для лечения головного мозга должен разрабатываться по определенным правилам,касающимся его структуры, физико-химических, фармакохимических и фармакологических свойств, для того, чтобы наилучшим образом реализовать его потенциальные возможности как лекарства для лечения патологических состояний или расстройств центральной нервной системы (Pajouhesh et al., 2005,NeuroRx, 2(4), 541-553). Так, при разработке лекарства для его терапевтической активности (эффективности) существенны избирательность и специфичность (фармакологический профиль) данного вещества в отношении выбранной мишени. Для использования потенциального лечебного агента в качестве лекарства критически важны его биологическая доступность и возможная токсичность (фармацевтический профиль). Иными словами, всякое вещество, претендующее на роль лекарства для лечения патологических состояний и расстройств центральной нервной системы, должно быть способным пересекать гематоэнцефалический барьер, сохранять свою биологическую активность, проявлять приемлемые фармакокинетические свойства, нужным образом поглощаться, распределяться и метаболизироваться в организме, а также выводиться из него, обладая требующимися фармакодинамическими параметрами и низкой токсичностью. В области медицинской химии для лечения центральной нервной системы особую трудность представляет поиск оптимального соотношения гидрофильности/гидрофобности разрабатываемого лекарства. Таким образом, основная проблема в лечении расстройств и патологических состояний центральной нервной системы состоит в том, что вводимые в организм вещества не проходят через гематоэнцефалический барьер и потому не могут достичь своих мишеней в центральной нервной системе. Эндотелиальные клетки кровеносных сосудов, включая капилляры, в центральной нервной системе, создающие гематоэнцефалический барьер, служат препятствием для веществ, которые в результате не могут перейти из крови в нервную ткань. Как говорилось выше, эти эндотелиальные клетки и окружающие их отростки астроцитов, образуют физический барьер, обусловленный существованием соединений по типу плотных контактов между эндотелиальными клетками, ограничивающих/предотвращающих всякий параклеточный транспорт, т.е. переход из крови в мозг помимо этих клеток. Эти особенности сильно ограничивают проникновение веществ из плазмы крови в межклеточное пространство мозга. Вообще-то, определенные вещества, способные пересекать гематоэнцефалический барьер, активно выводятся из мозга в кровоток при помощи специальных транспортных белков MDR (от англ. multi-dragresistant proteins). Эти системы активного транспорта, как правило, определяют выведение из мозга в кровь веществ с малой молекулярной массой. Типичной такой системой является гликопротеин Р, относящийся к семейству АВС-переносчиков - транспортных белков, связывающих аденозинтрифосфат; однако в гематоэнцефалическом барьере представлены и другие системы активного выведения веществ,например MDR-ассоциированный белок 1 (MRP1). Гликопротеин Р, находящийся в основном на обращенной в просвет капилляра поверхности эндотелиальных клеток, служит ключевым элементом в функицонировании физиологического гематоэнцефалического барьера: он препятствует проникновению в мозг большинства ксенобиотиков, но также и потенциальных лечебных агентов и других веществ, представляющих терапевтический интерес и способных к активности в центральной нервной системе. Таким образом, в исследованиях, посвященным поискам веществ для лечения, диагностирования или визуализации расстройств и патологических состояний мозга, одним из приоритетных направлений является разработка средств для увеличения эффективности прохождения активных веществ через гематоэнцефалический барьер. В этой связи те подходы, которые разработчики лекарств для центральной нервной системы сейчас применяют для обеспечения перехода потенциально лечебных агентов через гематоэнцефалический барьер, можно разделить на две стратегически различные группы: фармакологические подходы и физиологические подходы (фиг. 1) (Pardridge, 2007, Pharm. Res., 24(9), 1733-1744; De Boer et al., 2007, Clin.Pharmacokinet, 46(7), 553-576; De Boer et al., 2007, Annu. Rev. Pharmacol. Toxicol., 47, 327-355; Jones et al.,2007, Pharm. Res., 24(9), 1759-1771). Инвазивные методы. Инвазивные методы могут включать непосредственное введение активного вещества путем инъекции в желудочки мозга или в мозговую ткань либо путем инфузии в оболочки мозга, а также прорыв гематоэнцефалического барьера (временное нарушение его целостности). Важнейшей проблемой нейрохирургического подхода, включающего инъекцию препарата в желудочки мозга, помимо высокой стоимости самой нейрохирургической процедуры, является то, что лечебный агент вводится не прямо в паренхиму мозга, а в спинномозговую жидкость. Инфузия в желудочки мозга предполагает установку в них катетера (Aird, 1984, Exp. Neurol., 86, 342-358). Этот высоко инвазивный метод неэффективен для доставки активного вещества в паренхиму головного мозга. В самом деле, величина потока из спинномозговой жидкости в паренхиму мозга в процессе введения лекарства путем инфузии в желудочки определяется необычайно медленной диффузией в паренхиме головного мозга. Примерно так же в случае инъекции в мозговую ткань диффузия активного вещества в ней очень быстро снижается в направлении от места введения к месту поражения. В мозге концентрация активного вещества снижается на 90% уже через 500 мкм от места введения. Инфузия в оболочки мозга включает установку в них катетера, соединенного с насосом, обеспечивающим поступление активного вещества с заданной скоростью потока. Поскольку мозг - единственный орган, не содержащий лимфатических сосудов, посредством которых в других органах осуществляется перенос внеклеточной жидкости обратно в общую систему циркуляции, распределение активного вещества, введенного путем инфузии в оболочки мозга, происходит очень медленно. Из-за этого концентрация активного вещества в месте повреждения оказывается низкой. Кроме того, в ходе таких нейрохирургических процедур вследствие использования катетера неизбежен значительный риск инфицирования. Эти условия не являются оптимальными для пациента. Временное нарушение непроницаемости гематоэнцефалического барьера связано с преходящим открыванием плотных контактов между эндотелиальными клетками мозговых капилляров. Это имеет место в случае применения таких воздействующих на сосуды веществ, как лейкотриены или брадикинины(Baba et al., 1991, J. Cereb. Blood Flow Metab., 11, 638-643). Этот подход не менее инвазивный и предполагает доступ через артерии к сонной артерии, для чего пациент должен находиться под наркозом. Основная проблема, возникающая в связи с временным нарушением целостности гематоэнцефалического барьера, помимо дороговизны рентгенохирургических процедур для доступа к сонной артерии, состоит в том, что гематоэнцефалический барьер открывается только на очень короткое время, что ограничивает возможность доставки лечебного агента на протяжении сколько-нибудь продолжительного периода времени. Более того, временный разрыв гематоэнцефалического барьера позволяет белкам плазмы крови,которые могут быть токсичны для клеток мозга, проникать в мозговую ткань, а также способствует проникновению в мозг инфекционных агентов. Таким образом, временный прорыв гематоэнцефалического барьера чреват хроническими патологическими изменениями в нервной системе и связан с высоким риском инфекции (Salahuddin et al., 1988, Acta Neuropathol., 76, 1-10). Фармакологические методы векторизации. Фармакологические подходы к транспортировке веществ включают диффузию через клетки, для чего активное вещество делают более гидрофобным путем добавления в него липидных или липофильных групп (трансклеточная липофильная диффузия, TLD) или же используют липосомы (Zhou et al.,1992, J. Control. Release, 19, 459-486) и перенос путем ионной адсорбции с помощью положительно заряженных векторных молекул или путем введения катионов в активное вещество (транспорт, опосредованный адсорбцией, АМТ). Добавление липидных или липофильных групп обеспечивает химическое превращение гидрофильных соединений в более гидрофобные, например по принципу "пролекарства", т.е. создания и введения в организм предшественника активного вещества. Однако синтез таких соединений приводит к получению веществ, молекулярные размеры которых превышают оптимальные пороговые величины для пересечения гематоэнцефаличекого барьера, особенно в отношении молекулярной массы, которая становится больше оптимального предельного значения 450 Да (Pajouhesh et al., 2005, NeuroRx, 2(4), 541-553). По той же причине липосомы или даже малые везикулы (мицеллы и др.) или наночастицы (наносферы, нанокапсулы) слишком велики и недостаточно специфичны для пересечения гематоэнцефалического барьера и, следовательно, относительно менее эффективны для переноса через него веществ, представляющих терапевтический интерес (или визуализирующих либо диагностических агентов, или же любых иных веществ, например молекулярных зондов) (Levin, 1980, J. Med. Chem., 23, 682-684; Schackertet al., 1989, Selective Cancer Ther., 5, 73-79). Кроме того, такие системы на основе везикул, как правило,обладают существенным токсическим эффектом в мозге. Таким образом, основными проблемами, возникающими в связи с методами липидизации, являются низкая специфичность в отношении прицельной/специфической доставки лечебного агента и в отношении пересечения гематоэнцефалического барьера по сравнению с другими клеточными мембранами, снижение значений площади под кривой зависимости концентрации активного вещества в плазме крови от времени (AUC) и ограниченные, как правило,возможности применения для векторизации небольших молекул. Что касается транспорта, опосредованного адсорбцией (АМТ), то его использование предполагает ковалентное присоединение положительно заряженных групп или катионизацию непосредственно активного вещества, и основной проблемой является низкая специфичность в отношении прицельной доставки активного вещества и в отношении пересечения гематоэнцефалического барьера по сравнению с другими клеточными мембранами. В самом деле, АМТ основываются на адсорбции положительно заряженных молекул на клетках с отрицательно заряженными мембранами, что свойственно большинству клеток. К недостаткам целенаправленной доставки лечебных агентов с помощью АМТ относятся также низкие значения площади под кривой зависимости концентрации активного вещества в плазме крови от времени, ограниченность применения для векторизации небольших молекул и цитотоксичность. Физиологические методы векторизации. Физиологический подход к созданию средств доставки активных веществ в мозг состоит в использовании природных транспортных механизмов гематоэнцефалического барьера. Эти механизмы активного транспорта веществ через гематоэнцефалический барьер включают сопряжение со специфическим рецепторным субстратом, либо имитирование на молекулярном уровне специфического рецепторного субстрата (транспорт, опосредованный векторами, СМТ), либо сопряжение или объединение с лигандом,специфически связывающим данный рецептор (транспорт, опосредованный рецепторами, RMT). Например, такие вещества, как L-дигидроксифенилаланин (болезнь Паркинсона), мелфалан (рак мозга), альфа-метилдигидроксифенилаланин (артериальная гипертензия) и игабапентин (эпилепсия) проникают в мозг путем СМТ с помощью переносчиков 1 и 2 крупных нейтральных аминокислот (LAT1 иLAT2) (Pardridge, 2003, Mol. Interv., 3, 90-105). Эти соединения по химической структуре близки к фенилаланину - одному из естественных субстратов LAT1. Однако основными проблемами, возникающими в связи с методами на основе СМТ, являются их избирательность/специфичность в отношении конъюгатов, имитирующих субстраты эндогенных рецепторов/переносчиков, и, следовательно, их применение для векторизации небольших молекул остается ограниченным. Для RMT нужна транспортная система на основе рецептора. Векторизация осуществляется посредством механизмов эндоцитоза путем нацеливания эндогенных рецепторв/переносчиков, присутствующих в мозговых капиллярах. Показательные примеры различных рецепторов в гематоэнцефалическом барьере у человека, участвующих в RMT, включают рецептор трансферрина (TfR), рецептор инсулина(IR), рецепторы липопротеинов низкой плотности, обеспечивающие транспорт холестерина(LDLR) и члены семейства белков, родственных рецепторам липопротеинов низкой плотности(LRP), рецептор инсулиноподобного фактора роста (IGFR), рецептор дифтерийного токсина (DTR), фактор роста, подобный эпидермальному фактору роста, связывающему гепарин (HB-EGF), а также рецепторы мусорщики (скавенджер-рецепторы, SCAV-R) включая рецепторы класса В типа I (SR-BI). В ходеRMT рецепторы на мембране эндотелиальных клеток гематоэнцефалического барьера связывают свой лиганд, что ведет к эндоцитозу комплекса, образованного рецептором/переносчиком и его лигандом, т.е. к формированию у поверхности клеточной мембраны везикулы, которая затем перемещается внутри эндотелиальной клетки на другую сторону, тем самым пересекая гематоэнцефалический барьер. Комплекс лиганд-рецептор может пройти сквозь эндотелиальную клетку (трансцитоз) и, таким образом, преодолеть гематоэнцефалический барьер с тем, чтобы действовать далее в нервной ткани. Этот процесс RMT не зависит от молекулярных размеров вещества, поглощаемого путем эндоцитоза. Поэтому RMT служит механизмом, обеспечивающим переход из крови в мозг таких веществ, как инсулин, белки-переносчики железа, холестерин, различные пептидные производные, белки и пр. Например, для присутствующего в гематоэнцефалическом барьере TfR в качестве лиганда-вектора используется трансферрин (Jefferies et al.,1984, Nature, 312, 162-163; Friden et al., 1983, Science, 259, 373-377; Friden, 1994, Neurosurgery, 35, 294298); при этом активное вещество, подлежащее переносу через гематоэнцефалический барьер, присоединяют к трансферрину (лиганду-вектору). Хотя такой метод векторизации, использующий макромолекулы, позволяет увеличить поток молекул, предназначенных для переноса через гематоэнцефалический барьер, он имеет ряд недостатков. Во-первых, молекулы выбранного для переноса вещества обычно присоединяются к вектору генетическим путем (экспрессия гибридных генов), что ограничивает спектр веществ, которые можно переносить через гематоэнцефалический барьер таким путем, только пептидами и белками. Во-вторых, система присоединения желаемого вещества к вектору довольно сложна; традиционные химические или биохимические методы объединения молекул ни структурно, ни на молекулярном уровне не дают четких макромолекулярных механизмов. Кроме того, возможна конкуренция между полученными конъюгатами и эндогенными лигандами за желаемый рецептор, что может привести либо к подавлению физиологического процесса RMT, либо к снижению концентрации эндогенных лигандов,требующихся для должного функционирования мозга. Рецепторы RMT участвуют в сигнальных процессах в мозговых клетках, а конъюгаты в принципе могут помешать этим процессам. В международной патентной заявке WO 2010/046588 впервые описаны пептиды и псевдопептиды,связывающие человеческий LDLR и способные переносить через гематоэнцефалический барьер вещества с большими молекулярными размерами и/ или молекулярной массой. Настоящее изобретение относится к новым пептидам, связывающим человеческий LDLR и приспособленным для транспорта нужных веществ. Раскрытие изобретения Настоящим изобретением предлагаются оптимизированные пептиды или псевдопептиды, способные переносить через клеточные мембраны, более конкретно - через гематоэнцефалический барьер, вещества со значительными молекулярными размерами и/или массой. Данное изобретение тем самым позволяет улучшить биологическое распределение и биологическую доступность веществ, представляющих интерес для пользователя, в частности улучшить их прицельную доставку в центральную нервную систему. В публикации WO 2010/046588 описаны разработанные авторами пептидные производные, способные связывать человеческий LDLR. Авторы показали, что эти производные могут проходить через гематоэнцефалический барьер. Авторы также показали, что эти производные могут переносить в клетках гематоэнцефалического барьера вещества, представляющие терапевтический или диагностический интерес. Продолжая свои исследования, авторы преуспели в конструировании и испытании новых пептидов,обладающих свойствами, выгодными для переноса веществ. Эти новые пептиды, способные связыватьLDLR, не конкурируя с естественными лигандами и, соответственно, не мешая транспорту эндогенныхLDL, представляют собой новые продукты (векторы), которые особенно ценны для конструирования и векторизации диагностических или визуализирующих препаратов или агентов, в особенности предназначенных для проникновения в центральную нервную систему. Таким образом, одним из объектов настоящего изобретения является пептид или псевдопептид, характеризующиеся следующей общей формулой (I): где А 1 представляет цистеин или его аналог или изостер; А 2 представляет пролин или его аналог или изостер;A3 представляет глицин или его аналог или изостер. В предпочтительных воплощениях настоящего изобретения А 1 представляет цистеин (Cys) или его аналог, выбираемый из (D)-цистеина, пеницилламина (Pen) и (D)-пеницилламина D)-pen); A2 представляет пролин (Pro) или его аналог, выбираемый из пипеколиновой кислоты (Pip) и тиазолидин-4 карбоновой кислоты (Thz); и/или A3 представляет глицин (Gly) или саркозин (Sar). Предпочтительным объектом настоящего изобретения является пептид или псевдопептид с общей формулой (I') где А 1 представляет цистеин или его аналог, предпочтительно выбираемый из (D)-цистеина, пеницилламина и (D)-пеницилламина; и А 2 представляет пролин или его аналог, предпочтительно выбираемый из пипеколиновой кислоты и тиазолидин-4-карбоновой кислоты. Другим объектом настоящего изобретения является пептид или псевдопептид с общей формулой (I) где А 1 представляет цистеин или его аналог, предпочтительно выбираемый из (D)-цистеина, пеницилламина и (D)-пеницилламина; и А 2 представляет пролин или его аналог, предпочтительно выбираемый из пипеколиновой кислоты и тиазолидин-4-карбоновой кислоты. Аланин (Ala) может быть в конфигурации L либо D. Пептиды по данному изобретению предпочтительно обладают способностью с высоким сродством связывать человеческий рецептор LDL (hLDLR). Кроме того, они имеют небольшие молекулярные размеры (состоят обычно менее чем из десяти аминокислотных остатков), что дает особые преимущества. Конкретными примерами таких пептидов являются пептиды с аминокислотными последовательностямиSEQ ID NO: 1-10. Другой объект настоящего изобретения относится к применению описанных выше пептидов или псевдопептидов для получения фармацевтической или диагностической композиции, предназначенной для векторизации активного вещества или вещества, представляющего интерес в диагностике, визуализации или терапии. Другой объект настоящего изобретения относится к применению таких пептидов или псевдопептидов, как описано выше, для увеличения биологической активности или уменьшения токсичности активного вещества или интересующего пользователя вещества, с которым оно соединено. Другой объект настоящего изобретения относится к применению таких пептидов или псевдопептидов, как описано выше, для векторизации активного вещества или вещества, представляющего интерес в диагностике, визуализации или терапии. Другой объект настоящего изобретения относится к таким пептидам или псевдопептидам, как описано выше, для применения с целью увеличения биологической активности или уменьшения токсичности активного вещества или интересующего пользователя вещества, с которым оно соединено. Другой объект настоящего изобретения относится к любому конъюгированному соединению с общей формулой (II) где V представляет такой пептид или псевдопептид, как описано выше;D представляет активное вещество или вещество, интересное для пользователя; х и у - целые числа от 1 до 5. Настоящее изобретение также относится к любому конъюгированному соединению с общей формулой (III) где V представляет такой пептид или псевдопептид, как описано выше;D представляет активное вещество или вещество, интересное для пользователя; х и у - целые числа от 1 до 5;z - целое число от 1 до 10. Другой объект настоящего изобретения относится к фармацевтической композиции, содержащей по меньшей мере одно конъюгированное соединение, описанное выше, и один или более фармацевтически приемлемых эксципиентов. Другой объект настоящего изобретения относится к диагностической композиции, характеризующейся тем, что она содержит агент для медицинской диагностики или визуализации, включающий конъюгированное соединение, описанное выше. Другой объект настоящего изобретения относится к способу для улучшения перехода вещества через гематоэнцефалический барьер или придания способности к этому переходу, включающий присоединение указанного вещества к пептиду или псевдопептиду, описанному выше. Другим объектом настоящего изобретения является усовершенствованный способ лечения с помощью лекарства патологического состояния у индивида, причем это усовершенствование состоит в присоединении указанного лекарства к пептиду или псевдопептиду, описанному выше. Настоящее изобретение применимо к любому млекопитающему, в частности к человеку. Описание фигур Фиг. 1. Схема, иллюстрирующая различные способы преодоления гематоэнцефалического барьера естественными или фармакологическими веществами (по работе Abbott and Romero, 1996, Mol. Med.Today, 2(3), 106-113). Фиг. 2. Сравнительная схема синтеза конъюгата, объединяющего в себе вектор и вещество, представляющее терапевтический интерес, через линкерную структуру (b) и тандемом (а). Фиг. 3: А - схема плазмиды, используемой для клонирования hLDLR/mLDLR; В - схематическое изображение гибридного белка, экспрессирующегося в трансфицированных клетках. Фиг. 4. Вестерн-блот, выполненный с клетками линий СНО, в которых экспрессируется гибридный белок hLDLR-GFP или GFP (контроль). Полоса 190 кДа, соответствующая размерам гибридного белкаhLDLR-GFP, выявляется с помощью антител против hLDLR. Фиг. 5. Результаты иммуноцитохимического анализа непермеабилизированных клеток СНО, в которых стабильно экспрессируется либо А - только GFP (контроль), либо В - гибридный белокhLDLR-GFP. Ядра клеток окрашивали реактивом Хекста (голубые, А 1 и В 1). На фото А 2 и В 2 видна зеленая флуоресценция, обусловленная GFP, а на фото A3 и В 3 видна красная флуоресценция, обусловленная окрашиванием внеклеточного домена hLDLR при помощи антител к hLDLR; на фото А 4 и В 4 желтый и оранжевый цвета обусловлены наложением красного и зеленого окрашиваний. Обратите внимание, что мембранный рецептор экспрессируется только в клетках, стабильно трансфицированныхhLDLR-GFP (В 3). Фиг. 6: А - Клетки линии CHO-hLDLR-GFP, в которых экспрессируется hLDLR-GFP (зеленый), инкубированные с DiI-LDL (красный). Желтый и оранжевый цвета обусловлены наложением красного и зеленого окрашиваний; обратите внимание на интенсивность окрашивания клеток. В - Клетки линии CHO-TfR-GFP, в которых экспрессируется hTfR-GFP (зеленые), инкубированные с DiI-LDL (красный): нет связывания DiI-LDL и эндоцитоза. С - Клетки линии CHO-hLDLR-GFP, в которых экспрессируется hLDLR-GFP (зеленый), инкубированные с трансферрином, присоединенным к красителю "техасский красный" (красный): нет связывания лиганда Tf и эндоцитоза. Обратите внимание на разницу в интенсивности окрашивания между А, с одной стороны, и В и С - с другой: определяется окрашивание только рецепторов hTfr и hLDLR, присоединенных к GFP. Фиг. 7. Общая схема конъюгатов синтезированных пептидов с родамином либо S-Tag, содержащих С-концевой спейсер. Подробное описание изобретения Настоящее изобретение относится к пептидным производным, способным связывать человеческийLDLR и их применению в области фармацевтических препаратов, в частности к транспорту в клетках гематоэнцефалического барьера веществ, представляющих терапевтический или диагностический интерес. Человеческий LDLR - это трансмембранный белок, образованный 839 аминокислотами и содержащий три области: внеклеточная часть (аминокислотные остатки с 1 по 768), трансмембранная часть(аминокислотные остатки с 768 по 790) и цитоплазматическая часть (аминокислотные остатки 790-839). Внеклеточная часть подразделяется на два участка: участок, связывающий LDL (аминокислотные остатки 1-322), и участок, расположенный снаружи от участка, связывающего LDL (аминокислотные остатки 322-768) (см. публикацию WO 2007/014992). Для нормального функционирования мозга необходимы LDL. Природными лигандами LDLR являются LDL, в частности, такие компоненты частиц LDL, как аполипопротеин В (АроВ) и аполипопротеин Е (АроЕ), которые обеспечивают транспорт холестерина, содержащегося в этих частицах, через клеточные мембраны и тем самым через гематоэнцефалический барьер. Было показано, что LDLR обеспечивает трансцитоз частиц LDL через гематоэнцефалический барьер (Dehouck et al., 1997, J. Cell Biol., 138(4), 877-889) путем RMT в особых эндосомных везикулах, которые не дают произойти слиянию с лизосомами. Эти липопротеины после пересечения гематоэнцефали-6 022422 ческого барьера путем трансцитоза затем поглощаются нейронами и/или астроцитами (Spencer et al.,2007, Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 104(18), 7594-7599). Данное свойство использовали для векторизации веществ, представляющих терапевтический интерес, при помощи наночастииц, с которыми были конъюгированы цельные аполипопротеины (компоненты LDL) (Kreuter et al., 2007, J. Control. Release, 118, 5458). Однако в этом исследовании использовались цельные молекулы аполипопротеинов, притом в форме конъюгатов с наночастицами с целью имитировать структуру частиц LDL. В международной патентной заявкеWO 2010/046588 впервые описываются пептиды или псевдопептиды, связывающие человеческий LDLR и способные переносить через гематоэнцефалический барьер вещества с большими молекулярными размерами и/или массой. Настоящее изобретение относится к новым пептидам, связывающим человеческий LDLR, оптимизированным для транспорта веществ. Пептидные или псевдопептидные векторы можно довольно легко синтезировать химическим путем, и большинство веществ, представляющих терапевтический интерес или служащих для визуализации или диагностики, могут быть просто и эффективно присоединены к этим пептидным или псевдопептидным векторам путем прямого соединения двух функциональных частей (тандемный синтез) либо в виде "пролекарства" со спейсером (синтез с использованием линкерной структуры) (см. фиг. 2). Пептиды и псевдопептиды по данному изобретению сконструированы таким образом, чтобы принимать циклическую конфигурацию, благодаря чему они более устойчивы к протеолизу. Кроме того, пептиды и псевдопептиды по данному изобретению связывают LDLR без конкуренции с его естественными лигандами. Пептиды и псевдопептиды по данному изобретению можно использовать в качестве векторов для веществ, представляющих терапевтический интерес или служащих для диагностики или визуализации, и для любых других веществ, например молекулярных зондов, при лечении, визуализации и/или диагностике неврологических патологических состояний, а также инфекционных или онкологических заболеваний мозга или других тканей. Пептиды и псевдопептиды, описанные в настоящем изобретении, обладают способностью нацеливаться на клеточные рецепторы/переносчики и определенные типы клеток и/или пересекать клеточные мембраны, а именно те, которые формируют физиологические барьеры в мозгу, более конкретно - гематоэнцефалический и гематоретинальный барьеры. Пептиды и псевдопептиды, описанные в настоящем изобретении, обладают способностью нацеливаться на клеточные рецепторы/переносчики и определенные типы клеток, а именно на раковые клетки,нервную или ненервную ткань, и/или пересекать клеточные мембраны, а именно те, что образуют физиологические барьеры в центральной нервной системе, более конкретно - гематотуморальный барьер опухолей нервной ткани. Пептиды и псевдопептиды, описанные в настоящем изобретении, обладают способностью нацеливаться на клеточные рецепторы/переносчики и определенные типы клеток и/или пересекать клеточные мембраны, а именно те, что образуют физиологические барьеры в центральной нервной системе, и это можно использовать для лечения конкретных инфекционных патологических состояний мозга или иных патологических состояний бактериальной, вирусной, паразитарной или грибковой природы. Пептиды и псевдопептиды, описанные в настоящем изобретении, обладают способностью связываться с мышиным или человеческим LDLR клеточной мембраны и проходить через указанную мембрану с помощью этого рецептора путем трансцитоза. Пептиды и псевдопептиды, описанные в настоящем изобретении, обладают способностью связываться сLDLR на поверхности клеточных мембран, образующих физиологические барьеры в мозгу у мыши и человека и проходить через указанные барьеры с помощью LDLR путем RMT. Один из объектов настоящего изобретения, таким образом, является пептидом или псевдопептидом,характеризующимся общей формулой (I) где А 1 представляет цистеин или его аналог или его изостер: А 2 представляет пролин или его аналог или его изостер;A3 представляет глицин или его аналог или его изостер. Конкретнее, группа А 1 представляет остаток аминокислоты, выбираемой из цистеина (Cys, С) вD- или L-конфигурации или его производного, выбираемого из 2-амино-3-меркаптопропановой кислоты и ее S-замещенных производных, S-ацитилцистеина или 2-амино-3-(ацетилтио)пропановой кислоты, селеноцистеина (Sec, U) или 2-амино-3-(селено)пропановой кислоты, цистеинола, 3-меркаптопропановой кислоты (Мра) или пеницилламина (Pen) в L- или D-конфигурации. Группа А 2 представляет более предпочтительно остаток аминокислоты, выбираемой из пролина циклогексанкарбоновой кислоты, пролинола. В предпочтительном воплощении настоящего изобретения группу А 2 выбирают из пролина, пипеколиновой кислоты (Pip) или тиазолидин-4-карбоновой кислоты (Thz). Группа A3 представляет более предпочтительно остаток аминокислоты, выбираемой из глицина(AzGly), или глицинола, или 2-аминоэтанола. В предпочтительном воплощении настоящего изобретения группу A3 выбирают из глицина и саркозина. Среди пептидов и псевдопептидов формулы (I) особенно предпочтительны пептиды, в которых группа A3 является глицином. Таким образом, конкрентный объект настоящего изобретения является пептидом, описываемым формулой (I') где А 1 представляет цистеин или его аналог или его изостер, предпочтительно А 1 представляетA2 представляет аналог пролина, предпочтительно А 2 представляет Pip или Thz. Ниже описаны конкретные примеры пептидов по данному изобретению: Результаты, полученные авторами изобретения, показывают, что пептиды по данному изобретению обладают улучшенным сродством к LDLR. Так, по сравнению с пептидом сравнения SEQ ID NO: 17 все испытанные пептиды формулы (I) проявляли улучшенное сродство, как можно видеть из табл. 1 (пример 3). Эти результаты особенно примечательны, так как модификация других аминокислотных остатков в последовательности пептида, например замена остатков аргинина, приводит к значительному падению сродства (см. пептиды сравнения SEQ ID NO: 11-16). Эти результаты также особенно замечательны ввиду малых молекулярных размеров этих пептидов(перечисленные выше пептиды состоят из 8 аминокислотных остатков), что дает дополнительное преимущество для промышленного применения. Как сказано выше, циклические пептиды или псевдопептиды по данному изобретению могут содержать пептидные, непептидные и/или модифицированные пептидные связи. В одном из предпочтительных воплощений данного изобретения пептиды или псевдопептиды содержат по меньшей мере одну связь, имитирующую пептидную, которую выбирают предпочтительно из интеркаляции метиленовой(-СН 2-) или фосфатной (-РО 2-) группы, вторичного амина (-NH-) или кислорода (-О-), альфа-азапептидов,альфа-алкилпептидов, N-алкилпептидов, фосфонамидатов, депсипептидов, гидрокисметиленов, гидроксиэтиленов, дигидроксиэтиленов, гидроксиэтиламинов, ретроинвертированных пептидов, метиленокси,кетометилен, эфиров, фосфинатов, фосфинов, фосфонамидов и карбааналогов. Кроме того, в одном конкретном воплощении настоящего изобретения пептиды или псевдопептиды содержат N-концевую и/или С-концевую функциональную группу, соответствующим образом защищенную, например, путем ацилирования, или амидирования, или этерификации. Пептиды и псевдопептиды по настоящему изобретению можно синтезировать любым методом, известным специалистам в данной области техники (химический, биологический или генетический синтез и др.). Их можно хранить как таковые либо в комбинации с веществом, представляющим интерес для пользователя, либо любым приемлемым эксципиентом. Для химического синтеза в промышленном оборудовании используются как природные аминокислоты, так и неприродные, например D-энантиомеры и остатки с боковыми цепями, обладающими гидрофобностью и стерическими параметрами, отличными от природных гомологичных соединений (так называемые экзотические, или некодируемые аминокислоты), или же пептиды, в последовательности которых имеются связи, имитирующие пептидную, которые могут включать в особенности интеркаляцию метиленовой (-СН 2-) или фосфатной (-РО 2-) группы, вторичный амин (-NH-), или кислород (-О-), или Nалкилпептид. В процессе синтеза можно осуществлять различные химические модификации, например вводить липидное (или фосфолипидное производное) или часть липосомы либо наночастицу на N-конец или на С-конец или в боковую цепь, чтобы пептиды или псевдопептиды по данному изобретению приобрели способность включаться в липидные мембраны, например в мембрану липосомы, состоящие из одного или более липидных моно- или бислоев, или же в наночастицы. Пептиды по настоящему изобретению или их белковые части можно получать исходя из кодирующей их нуклеотидной последовательности. Настоящее изобретение относится также к молекулам нуклеиновых кислот, содержащих нуклеотидные последовательности, кодирующие такие пептиды, как описано выше, или состоящие из этих нуклеотидных последовательностей. Более конкретно, настоящее изобретение относится к молекулам нуклеиновых кислот, содержащим по меньшей мере одну нуклеотидную последовательность, кодирующую пептид с общей формулой (I). Эти нуклеотидные последовательности могут принадлежать ДНК или РНК и могут быть объединены с контрольными последовательностями и/или введены в состав биологических экспрессионных векторов. Биологический экспрессионный вектор для использования по данному изобретению выбирают в соответствии с тем, в какие клетки-хозяева его будут вводить. Им может быть, например, плазмида, космида, вирус и др. Настоящее изобретение относится, в частности, к этим нуклеиновым кислотам и биологическим экспрессионным векторам, которые можно использовать для получения пептидов по данному изобретению или их белковых частей, в клетках-хозяевах. Эти биологические экспрессионные векторы и пептиды могут быть получены при помощи методов молекулярной биологии и генетической инженерии, известных специалистам в данной области техники. Другой объект настоящего изобретения относится к применению описанных выше циклических пептидов или псевдопептидов в качестве векторов для переноса/транспорта веществ, имеющих терапевтическое либо диагностическое значение, или визуализирующих агентов, или любых других веществ. Настоящее изобретение также относится к применению описанных выше циклических пептидов или псевдопептидов для получения лекарств, способных проходить через гематоэнцефалический барьер. Настоящее изобретение также относится к способу для обеспечения или улучшения перехода веществ через гематоэнцефалический барьер, включающему присоединение вещества, представляющего интерес для пользователя, к пептиду или псевдопептиду по данному изобретению. Таким образом, настоящее изобретение относится, в частности, к конъюгированным соединениям,имеющим формулу (II) где V представляет пептид или псевдопептид по данному изобретению;D представляет активное вещество или вещество, интересующее пользователя; х и у являются целыми числами от 1 до 5. В одном конкретном воплощении данного изобретения х и у равны 1, х больше у или у больше х. Настоящее изобретение относится также к конъюгированным соединениям, имеющим формулу (III) где V представляет пептид или псевдопептид по данному изобретению;D представляет активное вещество или вещество, интересующее пользователя; х и у являются целыми числами от 1 до 5;z - целое число от 1 до 10. В одном конкретном воплощении данного изобретения x=z=y=1, или x=zy, или y=zx, или zxy. Активное вещество или вещество, интересующее пользователя, может быть любым веществом,имеющим фармацевтическое значение, в особенности терапевтическим, диагностическим или медицинским визуализирующим агентом, или молекулярным зондом. В частности, оно может быть любой химической структурой, представляющей биологический интерес, например соединением с небольшими молекулярными размерами (антибиотиком, противовирусным, противораковым или противовоспалительным агентом, иммуномодулятором и др.), пептидом или полипептидом, белком (ферментом, гормоном,цитокином, аполипопротеином, фактором роста, антигеном, антителом или частью антитела), нуклеиновой кислотой (рибонуклеиновой кислотой или дезоксирибонуклеинововй кислотой, происходящей из эукариотического организма, в том числе человека, животного или растения, или из прокариотического организма, или из вируса, или полученной синтетическим путем и др., молекулярные размеры которой варьируют от олигонуклеотида до генома - целого или его фрагментов), вирусным геномом или плазмидой, рибозимом, маркером или меткой. Как правило, веществом, интересующим пользователя, может быть активный ингредиент лекарственного препарата, будь то природное вещество или соединение, получаемое биохимическим, химическим или синтетическим путем. Выражения "химическое вещество с небольшими молекулярными размерами" и "небольшие молекулы" здесь обозначают фармацевтически значимые вещества с молекулярной массой не более 1000 Да, обычно от 300 до 700 Да. Настоящее изобретение также относится к соединениям с формулой (IV) где V представляет пептид или псевдопептид по данному изобретению;L представляет спейсер; х является целым числом от 1 до 5;z - целое число от 1 до 10. В одном конкретном воплощении данного изобретения x=z=1 или zx. В конъюгатах по данному изобретению присоединение V к D или V к L, с одной стороны, и L к D, с другой стороны, может осуществляться за счет любых приемлемых связей в зависимости от химической природы, стерических параметров и числа связываемых активных веществ и пептидов или псевдопептидов. Присоединение, таким образом, может осуществляться одной или более из ковалентных, ионных,водородных связей, гидрофобных или ван-дер-ваальсовых взаимодействий, расщепляемых или нерасщепляемых в физиологической среди или внутри клеток. Кроме того, D может присоединяться к V (при необходимости посредством L) по различным реакционноспособным группам, в особенности к одной или более N-концевых и/или С-концевых групп, и/или по одной или более из реакционноспособных групп в боковых цепях остатков природных или неприродных аминокислот, входящих в состав V. Присоединение может происходить в любом месте пептида или псевдопептида, где находятся изначально или могут быть введены функциональные группы, например -OH, -SH, -СО 2 Н, -NH2, -SO3H или-РО 2 Н. Таким образом, вещество, имеющее терапевтическое или диагностическое значение либо визуализирующий агент или любое другое вещество, например молекулярный зонд, можно связать (соединить) с пептидным или псевдопептидным вектором ковалентной связью к N- или С-концу или к реакционноспособным группам, имеющимся в боковых цепях остатков природных или неприродных аминокислот в последовательности пептида. Сходным образом присоединение может быть осуществлено в любом месте активного вещества или вещества, представляющего интерес для пользователя (терапевтического, диагностического или визуализирующего агента, любого другого вещества, например, молекулярного зонда), в котором присутствуют от природы или были введены функциональные группы, например -OH, -SH, -СО 2 Н, -NH2, -SO3H,-PO2H. Взаимодействие должно быть предпочтительно достаточно сильным, чтобы конъюгат пептида и активного вещества не диссоциировал прежде, чем достигнет места своего действия. Поэтому предпочтительным типом соединения компонентов конъюгата по данному изобретению является ковалентная связь, хотя можно использовать и нековалентное связывание. Вещество, представляющее интерес для пользователя, может быть присоединено к пептиду непосредственно (тандемный синтез) на одном из концов пептида (N- или С-конце) либо к боковой цепи одного из аминокислотных остатков, составляющих пептид (Majumdar and Siahaan, Med Res Rev., Epub ahead of print). Вещество, представляющее интерес для пользователя, может быть присоединено к пептиду не напрямую, а через спейсерную/линкерную структуру к одному из концов пептида или же к боковой цепи одного из аминокислотных остатков, составляющих пептид (фиг. 2). Средства химического ковалентного связывания - со спейсером или без него - включают выбираемые из би- или полифункциональных агентов, содержащих алкильные, арильные или пептидные группы, эфиры, альдегиды или алкилы или арилы кислот, ангидридные, сульфгидрильные или карбоксильные группы, группы, происходящие из цианогенбромида или цианогенхлорида, карбонилдиимидазол, сукцинимидные эфиры или сульфонилгалиды. В этой связи настоящее изобретение относится также к способу получения описанных выше конъюгатов, характеризующемуся тем, что включает стадию присоединения пептида или псевдопептида V к веществу D, при необходимости посредством L, предпочтительно химическим, биохимическим или ферментативным путем или путем генетической инженерии. Настоящее изобретение относится также к фармацевтическим композициям, характеризующимся тем, что они содержат по меньшей мере один конъюгат из числа описанных выше и один или более фармацевтически приемлемых эксципиентов. Настоящее изобретение относится также к диагностическим композициям, характеризующимся тем, что они содержат диагностический или медицинский визуализирующий агент, состоящий из описанных выше конъюгатов. Такой конъюгат может использоваться в форме любой фармацевтически приемлемой соли. Выражение "фармацевтически приемлемые соли" относится (приводимые ниже примеры не ограничивают объема изобретения) к солям присоединения фармацевтически приемлемых оснований или кислот, гидратам, эфирам, сольватам, предшественникам, метаболитам или стереоизомерам, указанным векторам или конъюгатам, несущим по меньшей мере одно вещество, представляющее интерес для пользователя. Выражение "фармацевтически приемлемые соли" относится к нетоксичным солям, которые обычно можно получить в результате взаимодействия свободного основания с подходящей органической или неорганической кислотой. Эти соли сохраняют биологическую эффективность и свойства свободных оснований. Характерные примеры таких солей включают растворимые в воде и нерастворимые в воде соли: ацетаты, N-метилглюкаминаммоний, амсонаты (4,4-диаминостильбен-2,2'-дисульфонаты), бензолсульфонаты, бензонаты, бикарбонаты, бисульфаты, битартраты, бораты, гидробромиды, бромиды, бутираты, камзилаты, карбонаты, гидрохлораты, хлориды, цитраты, клавуланаты, дихлоргидраты, дифосфаты, эдетаты, кальция эдетаты, эдизилаты, эстолаты, эзилаты, фумараты, глуцептаты, глюконаты, глутаматы, гликозиларсанилаты, гексафторфосфаты, гексилрезоорцинаты, гидрабамины, гидроксинафтоаты,йодиды, изотионаты, лактаты, лактобионаты, лаураты, малаты, малеаты, манделаты, мезилаты, метилбромиды, метилнитраты, метилсульфаты, мукаты, напсилаты, нитраты, 3-гидрокси-2-нафтоаты, олеаты,оксалаты, пальмитаты, памоаты (1,1-метилен-бис-2-гидрокси-3-нафтоаты, или эмбоаты), пантотенаты,фосфаты, пикраты, полигалактуронаты, пропионаты, пара-толуолсульфонаты, салицилаты, стеараты,субацетаты, сукцинаты, сульфаты, сульфосалицилаты, зураматы, таннаты, тартраты, теоклаты, тозилаты,триэтииодиды, трифторацетаты и валерианаты. Композиции по данному изобретению предпочтительно содержат фармацевтически приемлемый вектор или эксципиент. Фармацевтически приемлемый вектор может быть выбран из векторов, обычно используемых для того или иного способа введения в организм. Соответственно предусматриваемому способу введения препараты могут быть в твердой, полутвердой или жидкой форме. В случае твердых композиций в форме таблеток, пилюль, порошков или гранул, которые могут быть включены в желатиновые капсулы, активное вещество объединяют с а) разбавителями, например лактозой, декстрозой, сахарозой, маннитом, сорбитом, целлюлозой и/или глицином; b) агентами, улучшающими скольжение,например двуокисью кремния, тальком, стеариновой кислотой, ее магниевой или кальциевой солью и/или полиэтиленгликолем; с) связующими агентами, например силикатом магния или алюминия, крахмальной пастой, желатином, трагакантовой камедью, метилцеллюлозой, карбоксиметилцеллюлозой натрия и/или поливинилпиррорлидоном; d) разрыхляющими (дезинтегрирующими) агентами, например крахмалом, агаром, альгиновой кислотой или ее натриевой солью или шипучими смесями; и/или d) абсорбентами, красителями, ароматизаторами и подсластителями. В качестве эксципиента могут служить маннит, лактоза, крахмал, стеарат магния, сахарин-натрий, тальк, целлюлоза, глюкоза, сахароза, карбонат магния и аналогиченые агенты фармацевтического качества. Для композиций в полутвердой форме,например суппозиториев, эксципиентом могут служить, например, эмульсия или масляная суспензия или какой-либо полиалкиленгликоль, например полипропиленгликоль. Композиции в жидкой форме, в особенности используемые для инъекций или включаемые в мягкие капсулы, можно получить, например,путем растворения, дисперсии и пр. активного вещества в фармацевтически чистом растворителе, например в воде, физиологическом растворе, водном растворе декстрозы, глицерине, этиловом спирте,масле и аналогичных субстанциях. Композиции или конъюгаты по данному изобретению можно вводить в организм любым подходящим путем, например (нижеследующие примеры не ограничивают объем изобретения) парентеральным(в форме препаратов, инъецируемых подкожно, внутривенно или внутримышечно); пероральным (в форме таблеток с оболочкой или без нее, желатиновых капсул, порошков, пастилок, супензий или растворов для перорального введения (одна такая форма для введения через рот может быть с немедленным высвобождением активного вещества или пролонгированным, или отсроченным высвобождением); ректальным, например в форме суппозиториев; местно, в частности через кожу, например в форме пластырей, помад или гелей; интраназальным, например в форме аэрозолей и спреев; перлингвальным или интраокулярным. Фармацевтические композиции по данному изобретению обычно содержат эффективную дозу пептида или псевдопептида или конъюгата. Выражение "терапевтически эффективная доза" в контексте настоящего документа означает такую дозу, которая обеспечивает лечебный эффект при данном состоянии и схеме введения. Как правило, это средняя доза активного вещества, которая должна быть введена в организм для облегчения некоторых симптомов, связанных с данным заболеванием или патологическим состоянием. Например, при лечении рака мозга или другой ткани, патологического состояния, повреждения или расстройства центральной нервной системы терапевтически эффективной будет такая доза активного вещества, которая ослабляет, предотвращает, задерживает появление, ликвидирует или прекращает одну из причин или один из симптомов данного заболевания или расстройства. В терапевтически эффективной дозе активное вещество необязательно вылечивает заболевание или расстройство, но имеет такой лечебный эффект, что данное заболевание или состояние предотвращается,начинается позже или медленнее прогрессирует, или ослабляются его симптомы, или сокращается продолжительность заболевания или расстройства, или снижается степень его тяжести, или ускоряется выздоровление. Следует учитывать, что терапевтически эффективная доза для данного индивида зависит от различных факторов, включая активность/эффективность активного вещества, время его введения, путь введения, скорость выведения из организма, его метаболизм в организме, взаимодействие с другими лекарствами, тяжесть заболевания или расстройства, цель введения (профилактика или лечение), а также возраст, массу тела, общее состояние здоровья, пол и/или питание пациента. В зависимости от того, с каким веществом соединяют пептиды или псевдопептиды по данному изобретению, конъюгаты и композиции могут применяться для лечения, профилактики, диагностирования или визуализации множества патологических состояний, в особенности поражающих центральную нервную систему, инфекционных или раковых заболеваний. В этой связи настоящее изобретение относится к применению описанных выше фармацевтических конъюгатов или композиций для лечения или профилактики патологических состояний или расстройств центральной нервной системы, опухолей мозга или иных раковых клеток, патологические состояния мозговой или иных тканей, обусловленные бактериальными, вирусными, паразитарными или грибковыми инфекциями. Настоящее изобретение также относится к применению описанных выше фармацевтических конъюгатов или композиций для диагностики или визуализации патологических состояний или расстройств центральной нервной системы, опухолей мозга или иных раковых клеток, патологических состояний мозговой или иных тканей, обусловленных бактериальными, вирусными, паразитарными или грибковыми инфекциями. Настоящее изобретение также относится к применению описанных выше конъюгатов или композиций для лечения, визуализации и/или диагностики опухолей мозга или иных раковых клеток. Настоящее изобретение относится также к применению описанных выше конъюгатов и композиций для лечения, визуализации и/или диагностики опухолей мозга или раковых клеток других типов. Исследования показали, что при некоторых раковых заболеваниях имеет место гипохолестеринемия. Эта гипохолестеринемия является следствием интенсивного потребления холестерина раковыми клетками. В тех органах, где есть раковая опухоль, опухолевые клетки вызывают повышение уровня экспрессии LDLR(Henricksson et al., 1989, Lancet, 2(8673), 1178-1180). Существует, таким образом, корреляция между возрастанием уровня экспрессии LDLR в клетках и определенными раковыми заболеваниями. Также недавно было показано, что на поверхности определенных патологически измененных клеток, в том числе раковых, присутствует очень много LDLR. Обычно считается, что на поверхности нормальной клетки находится 1000-3000 LDLR, а у нейронов этих рецепторов лишь немного (Pitas et al., 1987, J. Biol. Chem.,262, 14352-14360). Было продемонстрировано, что при глиобластоме имеет место чрезмерная экспрессияLDLR. Так, на поверхности опухолевых мозговых клеток количество LDLR оценивается в 125000 (клетки U-251) - 900000 (клетки SF-767) (Malentiska et al., 2000, Cancer Res., 60, 2300-2303; Nikanjam et al.,2007, Int. J. Pharm., 328, 86-94). Следует также отметить, что чрезмерная экспрессия LDLR свойственна многим раковым клеткам, например при раке предстательной железы (Chen et al., 2001, Int. J. Cancer, 91,41-45), раке толстой кишки (Niendorf et al., 1995, Int. J. Cancer, 61, 461-464), лейкозе (Tatidis et al., 2002,Biochem. Pharmacol., 63, 2169-2180), колоректальном раке (Caruso et al., 2001, Anticancer Res., 21, 429433), раке молочной железы (Graziani et al., 2002, Gynecol. Oncol., 85, 493-497), а также печени, поджелудочной железы, яичников, легких, желудка и др. Настоящее изобретение относится также к применению описанных выше конъюгатов и композиций для лечения, визуализации и/или диагностики патологических изменений мозга или других тканей, обусловленных бактериальной, вирусной, паразитарной или грибковой инфекцией, например (приведенные ниже примеры не ограничивают объем изобретения) СПИДом или менингитом и др. LDLR присутствуют и на клетках печени. Известно, что эндоцитоз вируса гепатита С (HCV) может осуществляться при участии LDLR. LDLR может служить в качестве рецептора вируса на ранней стадии инфекции HCV в гепатоцитах человека (Molina et al., 2007, J. Hepatol., 46(3), 411-419). Таким образом, конъюгаты по данному изобретению можно использовать для специфичного нацеливания на патологически измененные клетки, инфицированные вирусами, например вирусами гепатита В и С, в которых экспрессируетсяLDLR, и/или через LDLR влиять на вирусную инфекцию в нормальных клетках. Настоящее изобретение относится также к применению описанных выше конъюгатов и композиций для лечения, визуализации и/или диагностики нейродегенеративных патологических состояний, например (приведенные ниже примеры не ограничивают объем изобретения) болезней Паркинсона, Альцгеймера и Крейтцфельдта-Якоба, инсульта, губчатой энцефалопатии крупного рогатого скота (коровьего бешенства), рассеянного склероза, бокового амиотрофического склероза и др. Настоящее изобретение относится также к применению описанных выше конъюгатов и композиций для лечения, визуализации и/или диагностики неврологических патологических состояний, например(приведенные ниже примеры не ограничивают объем изобретения) эпилепсии, мигрени, энцефалита, болевого синдрома, обусловленного патологическим состоянием центральной нервной системы, и др. Настоящее изобретение относится также к применению описанных выше конъюгатов и композиций для лечения, визуализации и/или диагностики психиатрических патологических состояний, например(приведенные ниже примеры не ограничивают объем изобретения) депрессии, аутизма, шизофрении,- 12022422 тревожного синдрома и др. Термины "лечение", "лечить", "лечебное мероприятие" и т.п. выражения относятся к получению фармакологического и/или физиологического эффекта, например подавления злокачественного роста,гибель раковых клеток или положительной динамики заболевания или неврологического расстройства. Этот эффект может быть профилактическим или предупреждающим, т.е. полностью или частично предотвращать усугубление болезни или симптомов у больного индивида или ее/его возникновение у здорового, и/или этот эффект может быть терапевтическим, т.е. полностью или частично излечивать заболевание и/или связанные с ним вредные явления. Термин "лечение" в контексте настоящего документа охватывает любое лечение болезней у млекопитающих, в частности у человека, и включает (а) предотвращение заболевания (например, предотвращение рака) или состояния, которое может возникнуть у индивида с предрасположением к такому расстройству или патологическому состоянию, но еще не диагностировано с определенностью; (b) замедление заболевания (например, путем прекращения его прогрессирования) или (с) облегчение состояния больного (например, путем ослабления симптомов, связанных с данным заболеванием). Термин "лечение" также охватывает любое введение активного вещества с целью повлиять на патологическое состояние больного (вылечить, облегчить, улучшить динамику, снизить степень тяжести или подавить), включая (перечисленное ниже не ограничивает объем изобретения) введение нуждающемуся в том индивиду препарата, состоящего из вектора или конъюгата, описанных в настоящем документе. Настоящее изобретение относится также к применению пептидов или псевдопептидов по данному изобретению с целью увеличения биологической активности активного вещества или вещества, интересующего пользователя (терапевтического, диагностического или визуализирующего агента или любого другого вещества, например молекулярного зонда), с которым соединен пептид или псевдопептид. Настоящее изобретение относится также к применению пептидов или псевдопептидов по данному изобретению с целью снижения токсичности активного вещества или вещества, интересующего пользователя (терапевтического, диагностического или визуализирующего агента или любого другого вещества, например молекулярного зонда), с которым соединен пептид или псевдопептид. Другие аспекты и преимущества данного изобретения станут ясными из рассмотрения приведенных ниже примеров, которые служат только иллюстративной цели и не ограничивают объем настоящего изобретения. Примеры Пример 1. Получение линий клеток СНО со стабильной экспрессией человеческого и мышиногоLDLR. Авторы настоящего изобретения идентифицировали предлагаемые здесь пептиды на основании их взаимодействия с человеческим и мышиным рецептором липопротеинов низкой плотности (hLDLR иmLDLR соответственно), который, как известно, участвует в эндоцитозе и трансцитозе (транспорте через клетку, в том числе через гематоэнцефалический барьер) холестерина и на основании их сродства к этим рецепторным белкам. Для этого были получены линии эукариотических клеток (клеток китайского хомячка, СНО) с выраженной стабильной экспрессией hLDLR и mLDLR с высокой скоростью. Эти линии клеток использовали для I) определения связывания пептидов по данному изобретению с hLDLR, экспрессирумым на поверхности клеток, в его нативной конфигурации; II) проверки того, что hLDLR иmLDLR могут обеспечить проникновение выбранных пептидов внутрь клеток путем эндоцитоза. Получение этих линий клеток описано в заявке WO 2010/046588. Вкратце, в базах данных имеются сведения о последовательностях мРНК, кодирующих hLDLR и mLDLR (номера доступа NM 000527 иNM 010700 соответственно). Подбирали праймеры, требующиеся для амплификации кДНК путем полимеразной цепной реакции, содержащие на концах сайты рестрикции (в приведенных ниже последовательностях выделены жирным шрифтом), а именно HindIII и SalI для человеческого LDLR, HindIII иKpnI для мышиного LDLR, необходимые для клонирования в экспрессионном векторе pEGFP-N1 Из тотальной РНК, выделенной из мозговой ткани (человеческой и мышиной), путем обратной транскрипции получали кДНК для амплификации путем полимеразной цепной реакции (ПЦР) тех фрагментов ДНК, которые кодируют hLDLR и mLDLR. После амплификации продукты ПЦР расщепляли рестриктазами HindIII-SalI и HindIII-KpnI соответственно и вставляли в экспрессионный векторpEGFP-N1, обработанный теми же ферментами. Трансфицированный в эукариотические клетки этот вектор обеспечивает экспрессию (под контролем промотора CMV) LDLR, соединенного с GFP на С-конце,т.е. на конце внутриклеточного домена (фиг. 3). Трансформировали компетентные клетки Е.coli DH5a и получали изолированные колонии и плазмидную ДНК, причем для проверки определяли полные последовательности обеих цепей гибридной ДНК. Проводили временную трансфекцию различных линий клеток (СНО, COS, N2A и HEK 293), чтобы определить на живых или фиксированных клетках уровни экспрессии и мембранную локализациюhLDLR и mLDLR. При помощи флуоресцентной микроскопии можно непосредственно, без иммунологического окрашивания видеть этот рецептор на живых клетках благодаря зеленой флуоресценции GFP,присоединенного к С-концу рецептора. Стабильные трансфицированные клетки отбирали путем предельного разведения и с помощью гена устойчивости к генетицину (G418), присутствующего в экспрессионном векторе. Эти клеточные линии размножали при постоянном давлении отбора. В приведенном здесь примере экспрессию hLDLR-GFP ожидаемого размера проверяли путем вестерн-блоттинга клеточных лизатов с антителами против человеческого LDLR и против GFP. Белок, соответствующий суммарному размеру GFP и hLDLR (190 кДа), выявляли с помощью антител против hLDLR (фиг. 4) и антител против GFP в экстрактах, полученных из клеток стабильных линий. Клетки линии СНО со значительной экспрессией GFP использовали в качестве отрицательного контроля. Антитела против hLDLR не выявляли соответствующего белка в клетках этой линии GFP. Иммуноцитохимический анализ с антителами против hLDLR на фиксированных (PFA) клетках линии CHO-GFP (контроль) и клетках линий CHO-hLDLR-GFP показал, что в трансфицированных клетках хорошо экспрессируется гибридный белок hLDLR-GFP. Иммуноцитохимический анализ на клетках, не пермеабилизированных тритоном X100, показал, что внеклеточный домен LDLR хорошо определяется вне клеток (фиг. 5). Совпадение локализации hLDLR и его естественного лиганда LDL было продемонстрировано с помощью поглощения флуоресцентного маркера DiI. Этот естественный флуоресцирующий лиганд(DiI-LDL) быстро переходил внутрь клеток путем эндоцитоза, что можно было видеть путем флуоресцентной микроскопии на фиксированных клетках (фиг. 6 А). И напротив - DiI-LDL не включался путем эндоцитоза в клетки контрольной линии CHO-GFP или в клетки другой контрольной линии с аномально высоким уровнем экспрессии, например, человеческого рецептора трансферрина (hTfR, фиг. 6 В), также участвующего в трансцитозе. Кроме того, активность эндоцитоза в клетках линии CHO-LDLR-GFP специфична в отношении лиганда LDLR, поскольку в клетках этой линии не наблюдался эндоцитоз неспецифичного к этому рецептору лиганда, например трансферрина (Tf), окрашенного флуорохромом "техасский красный" (фиг. 6 С). Функциональность рецептора (способность к эндоцитозу) подтверждается экспериментами, в которых проводилась видеозапись в реальном времени с помощью флуоресцентного микроскопа; было показано, что LDL, естественный лиганд hLDLR, окрашенный DiI, действительно быстро и эффективно транспортируется в клетках, в которых экспрессируется hLDLR-GFP, по сравнению с клетками, в которых экспрессируется только GFP, или в клетках, в которых экспрессируется другой рецептор, участвующий в эндоцитозе, например hTfR (отрицательный контроль). Напротив, аналогичные эксперименты, в которых использовали трансферрин, окрашенный техасским красным, который очень эффективно включался путем эндоцитоза в клетки с экспрессией hTfR-GFP, подтвердили, что трансферрин не включается путем эндоцитоза в клетки контрольной линии GFP или в клетки линии hLDLR. Несмотря на высокий уровень экспрессии hLDLR в клетках линий CHO-hLDLR-GFP, система эндоцитоза не только эффективна, но и сохраняет свою избирательность. Присутствие присоединенногоGFP не влияет ни на мембранные свойства hLDLR (внеклеточный домен hLDLR выступает из клетки),ни на функциональность рецептора в процессе эндоцитоза. Пример 2. Синтез пептидов и соединение их с меткой (биотином, флуоресцеином или S-Tag с ферментативной активностью). Пептиды получали методом твердофазного синтеза (SPPS) на синтезаторе Advanced ChemTechApex396 (AAPPTec) или на микроволновом синтезаторе Liberty (СЕМ) согласно методу Fmoc/tBu,применяя амидную смолу Ринка AM (полистерол-1%дивинилбензол), смолу Вонга (полистерол 1%дивинилбензол), смолу Барлоса (2-хлортритилхлорид) (полистерол-1%дивинилбензол) или амидную смолу Зибера (полистерол-1%дивинилбензол). Загрузка (или степень замещения) составляла от 0,25 до 1,6 ммоль/г соответственно используемой смоле. Аминокислоты с N-концом, защищенным Fmoc (или Boc в некоторых случаях) и/или с боковыми группами, защищенными по ортогональной схеме (особенно лабильные кислотные группы), сшивающие агенты, депротекторы и растворители приобретали в специализированных компаниях и использовали без изменений. Амидная смола Ринка и смола Вонга позволяют синтезировать аминокислотные последовательности с полностью депротектированными боковыми цепями и С-концом. Таким образом, это твердофазный синтез пептидов с ортогональной двойной защитой функциональных групп (Fmoc/tBu). Кислотолабильные смолы Барлоса и Зибера (HAL) соответственно позволяют освободить концевую(С-конец) кислотную или амидную группу, в то же время сохраняя ортогональную защиту функциональных групп боковых цепей различных аминокислотных остатков синтезируемого пептида, а также защиту концевой (N-конец) аминогруппы последней аминокислоты (например, N-ацетилирование для стабильности новосинтезированной аминокислотной последовательности). Эти типы смол при синтезе по методу Fmoc (Prot1) позволяют использовать ортогональную систему кислотолабильных защитных групп(Prot2: Boc, tBu, OtBu, Trt, Mmt, Ac и др.), которые расщепляются только в сильно кислой среде, в то время как незащищенный пептид распадается в очень слабокислой среде. Такой тип расщепления позволяет получить аминокислотную последовательность с полностью защищенными функциональными группами боковых цепей (Prot2), имея в виду, в частности, присоединение к пептиду вещества, представляющего терапевтический интерес. Таким образом, это твердофазный пептидный синтез с ортогональной тройной защитой функциональных групп (Барлос или Зибер/Fmoc/tBu). Обычно при синтезе пептидов для ортогональной защиты функциональных групп боковых цепей аминокислот (Prot2) используются: Arg(N-Pbf), Arg(N-Pmc), Asn(N-Trt), Asp(O-tBu), Cys(S-Acm),Cys(S-Mmt), Cys(S-4MeBn), Cys(S-tBu), Cys(S-Tmob), Cys(S-Trt), Glu(O-tBu), Gln(N-Trt), His(N-Trt),Lys(N-Boc), Pen(S-Acm), Pen(S-Trt), Ser(O-tBu), Thr(O-tBu), Trp(N-Boc), Tyr(O-tBu) (Applied Biosystems,1998, Cleavage, Deprotection, and Isolation of Peptides after Fmoc Synthesis. Technical Bulletin). Gly, Sar, Ala,Val, Leu, Ile, Phe, Met, Pro, Pip и Thz не имеют защиты боковых групп, поскольку по их химической структуре этого не требуется. Аминокислоты соединяются путем активации кислотной группы аминокислоты n+1 с помощьюDIEA/HBTU/HOBt или DIPC/HOBt в DMF. Защитную группу Fmoc (Prot1) с присоединенной таким образом аминокислоты снимают с помощью 20%-ного раствора пиперидина в DMF. Последняя присоединяемая к синтезируемому пептиду аминокислота должна быть защищена группой Boc (имея в виду освобождение концевой аминогруппы при завершении синтеза) или ацетилирована(чтобы стабилизировать синтезированный пептид и снизить вероятность вторичных реакций в процессе ковалентного присоединения вещества, представляющего терапевтический интерес, к С-концу пептида,например) или пропионилирована. В зависимости от конкретного синтезированного пептида дисульфидные мостики создают путем внутримолекулярной циклизации из двух тиоловых групп, принадлежащих двум должным образом защищенным остаткам цистеина (Acm, Trt, tBu и др.), в растворе либо на смоле с помощью обычно используемых для такой цели реагентов, известных специалистам в данной области техники:H2O/AcOH/(NH4)2CO3,I2/DMF,I2/HFIP/DCM,TFA/DMSO/анизол,H2O/AcOH/(NH4)2CO3/DMSO,I2/DCM/MeOH/H2O и пр. Для циклизации посредством дисульфидных мостиков N-концевой цистеин(Cys) предпочтительно замещают Pen или Mpa. Могут быть также получены лантиониновые мостики(путем циклизации посредством дегидроаланина) или дикарба-связи (путем циклизации посредством аллилглицинов); пути их синтеза известны специалистам в данной области техники. Между кислотной группой боковой цепи остатка глутаминовой кислоты или аспарагиновой кислоты и аминогруппой боковой цепи лизина или N-концевой аминогруппой может быть создан лактамный мостик. Аналогично, может быть осуществлена циклизация созданием амидной связи между N-концевой аминогруппой и С-концевой кислотной группой (голова/хвост), а также между аминогруппой боковой цепи лизина и С-концевой кислотной группой пептида (Majumdar and Siahaan, Med Res Rev., Epub ahead of print). Пептиды, полученные с помощью смол Барлоса или Зибера расщепляются методами, обычно применяемыми специалистами в данной области техники, с использованием 0,5%-ного раствора (об./об.)TFA в DCM, или с AcOH/TFE/DCM (1/1/3), или с 30%-ным раствором HFIP в DCM, или с 30%-ным раствором TFE в DCM и др. Депротекция функциональных групп боковых цепей и расщепление пептидов, полученных с помощью смол Ринка (амидной) или Вонга, осуществляется методами, обычно применяемыми для этой цели специалистами в данной области техники, с использованием TFA/H2O/TIS либо TIPS (95/2,5/2,5), илиTFA/TIS/Н 2 О/тиоанизол (90/5/3/2), или TFA/H2O/фенол/тиоанизол/EDT (82,5/5/5/5/2,5) и др. Биотин, флуоресцеин или S-Tag (см. ниже пример 4) обычно присоединяют к С-концу пептида, но иногда эти метки присоединяются к N-концу, обычными методами синтеза и присоединения, известными специалистам в данной области техники. Пептиды выделяли и очищали путем высокоэффективной жидкостной хроматографии(4,650 мм) или Nucleosil C18 (10250 мм), например при градиенте ацетонитрила от 0 до 100% в водной фазе (Н 2 О + 0,1% TFA) за 3,5 мин, затем от 100 до 0% за 1,5 мин (скорость потока: от 1 до 5 мл/мин), или же систему Waters 1525 с колонкой Chromolith Speed ROD RP-18 (4,650 мм) (неподвижная фаза) с детектором Waters 996 PDA (190-400 нм), или же систему Waters Alliance 2690 с колонкой Chromolith ление проводили при 214 и 254 нм. Препаративную очистку проводили с помощью хроматографической системы Waters Prep LC 4000 на колонке Guard-Pak (неподвижная фаза) с картриджами Delta-Pak C18 (2510 мм) и детекторомWaters 2487 Dual Wavelength Absorbance Detector. Молекулярные массы определяли методом масс-спектрометрии с ионизацией электрораспылением(EST) в режиме регистрации положительных ионов. Спектры получали с помощью квадрупольного массанализатора Waters Micromass Quattro Micro, снабженного системой Waters Alliance 2690 HPLC, обеспечивающей сопряжение жидкостной хроматографии с масс-спектрометрией (LC-MS). Условия при LC-MS были следующие: колонка Chromolith Flash C18 (4,625 мм),скорость потока 3 мл/мин,линейный градиент от 0 до 100% В за 2,5 min (A: 0,1% Н 2 О/НСО 2 Н; В: 0,1% ACN/HCO2H). Масс-спектры получали с использованием ионизации электрораспылением в режиме регистрации положительных ионов при скорости потока 100-200 мкл/мин. Данные получали в режиме сканирования от m/z 200 до 1700 с интервалами 0,1 с. Пример 3. Конструирование пептидных векторов. Пептид с аминокислотной последовательностью SEQ ID NO: 17/S-Tag, описанный в публикацииWO 2010/046588, использовался, как исходный. С ним были испытаны различные подходы с целью улучшить связывание, синтез и векторизацию. Было синтезировано множество пептидов, отличающихся от SEQ ID NO: 17 делецией, и/или заменой, и/или химической модификацией одного или более аминокислотных остатков. У синтезированных таким образом пептидов определяли способность связывать hLDLR. Для этого культивировали прилипающие и сливающиеся клетки CHO-hLDLR-RFP на 6-луночных планшетах. Каждый вариант условий делали в трех лунках. Готовили раствор, содержащий 10 мкМ пептида SEQ ID NO: 17/S-Tag в среде HamF12-1% BSA. К этому раствору прибавляли 10 мкМ испытываемого пептида (конкуренция). Готовили также ряд контрольных растворов:(ii) Среда HamF12-1% BSA + 10 мкМ контрольного пептида CTRL-S-Tag (определение неспецифичного связывания любого пептида, содержащего S-Tag).(iii) Среда HamF12-1% BSA + 10 мкМ пептида SEQ ID NO: 17/S-Tag + 10 мкМ контрольного пептида CTRL (определение неспецифичной конкуренции между испытываемым пептидом и контрольным пептидом CTRL). Применяли метод резонансного переноса энергии флуоресцнции (FRET), как описано в примере 4. Результаты, полученные для наилучших пептидов, представлены ниже в табл. 1. В ней приведены данные о конкуренции испытываемых пептидов с исходным пептидным вектором SEQ ID NO: 17/S-Tag за связывание с hLDLR. Чем больше величина замены (в процентах) контрольного пептида испытываемым, тем больше сродство последнего к hLDLR. Если эта величина превышает 50%, то сродство данного пептида выше, чем у исходного (SEQ ID NO: 17). Таблица 1 Представленные результаты показывают, что пептиды с аминокислотными последовательностями 1-10 обладают улучшенным сродством к человеческому рецептору hLDLR. Полученные данные особенно интересны, если принять во внимание небольшие молекулярные размеры этих пептидов, а также особенно примечательны и удивительны в сравнении с тем, что у пептидов с аминокислотными последо- 16022422 вательностями 11-16 сродство к hLDLR гораздо хуже. Таким образом, используя подход химической оптимизации на основе принципов медицинской химии, авторы настоящего изобретения достигли успеха в выяснении взаимосвязи между структурой и активностью (сродством связывания) исходного пептидного вектора (SEQ ID NO: 17), в частности установили следующее:(i) важность каждого аминоксилотного остатка (Ala-scan, D-scan), т.е. альтернативной замены (один на один) каждого исходного остатка либо на аланин, либо на его неприродный аналог, имеющий конфигурацию D;(iii) важность/преимущества циклизации пептида. Пептидным производным, используемым в лечебных целях, обычно свойственны следующие недостатки, ограничивающие их применение:(i) низкая биологическая доступность при пероральном введении (обычно требуется внутривенное введение);(ii) короткое время жизни из-за быстрого расщепления протеолитическими ферментами (в частности, пептидазами и протеазами) пищеварительной системы и плазмы крови;(iii) быстрое выведение из кровотока в результате деятельности печени и почек;(iv) низкая способность проходить через биологические и физиологические мембраны, обусловленная свойственной этим соединениям, как правило, липофильностью;(v) большая конформационная подвижность, что может обусловливать отсутствие избирательности,ведущее к взаимодействию с иными рецепторами или мишенями (и в результате низкая специфичность биологического распределения), а значит - к активации нескольких мишеней, побочным и нежелательным эффектам;(vi) высокая стоимость синтеза и промышленного производства (стоимость производства пептида с молекулярной массой 5 кДа больше, чем органической молекулы массой 500 Да). Примечательно, что пептиды и псевдопептиды по данному изобретению имеют следующие фармакологические свойства, являющиеся предпосылками для их медицинского применения:(ii) физико-химические свойства: циклизация путем образования дисульфидных мостиков; присутствие до трех неприродных аминокислот; небольшие молекулярные размеры (содержат всего восемь аминокислотных остатков), способствующие специфичности связывания с соответствующим рецептором;(iii) большая устойчивость к ферментативному расщеплению благодаря циклизации, присутствию неприродных аминокислот, псевдопептидных связей, а также модификации/блокированию N- и С-концов;(iv) благодаря небольшим молекулярным размерам и массе (около 1 кДа) стоимость синтеза и в перспективе производства в промышленных масштабах оказываются не такими уж высокими. Пример 4. Связывание и эндоцитоз синтезированных пептидов, обладающих сродством к hLDLR, в клетках линий CHO-LDLR-GFP. К пептидам по данному изобретению, обладающим сродством к hLDLR-GFP, присоединяли(к С-концу) различные метки - родамин либо S-Tag, отделенные спейсером, которым обычно служили три остатка глицина (фиг. 7). Метка S-Tag (представляющий собой олигопептид из 15 аминокислотных остатков, являющийся фрагментом рибонуклеазы А из поджелудочной железы крупного рогатого скота) может, с одной стороны, быть выявлена иммуноцитохимическим методом при помощи антител против этого пептида или же методом сортировки клеток с активированной флуоресценцией (FACS), а с другой стороны, она может восстанавливать ферментативную активность, связываясь с рибонуклеазнымS-белком (С-концевым фрагментом полипептидной цепи рибонуклеазы, включающий аминокислотные остатки с 24 по 124), которую можно измерить in vitro при помощи аналитического набора FRETWorksS-Tag (Novagen 70724-3). Активировавшаяся таким образом рибонуклеаза расщепляет свой субстрат(РНК), в результате чего высвобождается скрытый флуоресцентный агент, выявляемый путем FRET и количественно определяемы на 96-луночном планшете при помощи спектрофлуориметра Beckmann. В этих экспериментах с применением FRET использовались клетки СНО (контроль), причем GFP, присоединенный к С-концу hLDLR и mLDLR и дававший значительный фон при тех длинах волн, которые требовались для FRET, заменяли красным флуоресцентным белком (RFP). Стабильные линии клеток, созданные для экспериментов с применением FRET, были, таким образом, CHO-RFP иCHO-hLDLR-RFP. Для FRET клетки дважды промывали 2 мл PBS и затем инкубировали в течение 1 ч при температуре 37 С с 250 мкл раствора пептида. После этого их опять дважды промывали 2 мл PBS и еще два раза 1 мл PBS, снимали в 1 мл PBS и центрифугировали в течение 5 мин при 1250 об/мин. Отсасывали супернатант и осевшие клетки лизировали в растворе 80 мкл PBS + 0,1% тритона Х 100. Определяли испускание флуоресценции в аликвотах (20 мкл) клеточных лизатов после реакции FRET. Таким образом, были проведены эксперименты, включающие инкубацию пептидов с различным клетками, в которых экспрессировался hLDLR, и они показали, что пептиды по данному изобретению хорошо связываются с клетками CHO-LDLR-GFP и включаются путем эндоцитоза в клетки тех линий, в которых экспрессируется hLDLR, тогда как в случае контрольных пептидов этого не наблюдается. В этих экспериментах предварительная инкубация пептидов, соединенных с S-Tag, с первичными антителами против S-Tag и вторичными антителами (антителами против первых антител) показывает, что комплекс из пептида с S-Tag, первичного и вторичного антител связывается с клетками, в которых экспрессируется hLDLR, и поступает внутрь них путем эндоцитоза. Эти результаты свидетельствуют, что предлагаемые данным изобретением циклические пептиды могут связываться с клетками, в которых экспрессируется hLDLR, и служить вектором для крупных структур (два антитела), так что эти структуры поступают внутрь клетки путем эндоцитоза. Пример 5. Токсичность, эндоцитоз и трансцитоз синтезированных пептидов, обладающих сродством к hLDLR, в эндотелиальных клетках на модели гематоэнцефалического барьера in vitro. Потенциальное токсическое влияние пептидов по данному изобретению на эндотелиальные клетки,связывание указанных пептидов с этими клетками и накопление в них, а также трансцитоз пептидов изучали на модели гематоэнцефалического барьера in vitro. Для такой модели требуется совместная культура эндотелиальных клеток из микрососудов мозга и астроцитов; эти клетки были коровьи (ВВМЕС (бычьи эндотелиальные клетки микрососудов мозга) предоставлены фирмой Cellial Technologies (Ланс,Франция) или крысиные (ВСЕС (крысиные эндотелиальные клетки сосудов мозга), что делало возможным разработку мышиной модели. Такая модель гематоэнцефалического барьера in vitro используется для изучения пассивного перехода или активного транспорта различных веществ, в особенности фармакологических агентов, через ВСЕС, что позволяет судить об их способности достигать ткани центральной нервной системы in vivo. Коровья и мышиная модели обладают ультраструктурными свойствами,характерными для эндотелия мозговых сосудов, а именно имеются плотные контакты, отсутствуют поры и каналы, пересекающие эндотелий, проницаемость для гидрофильных веществ низкая, а электрическое сопротивление высокое. Кроме того, эти модели демонстрируют четкую корреляцию между результатами измерений, предпринятых с различными веществами in vitro и in vivo, в отношении их способности проходить через гематоэнцефалический барьер. На сегодняшний день все полученные данные показывают, что эти модели гематоэнцефалического барьера in vitro весьма близко имитируют ситуацию invivo, воспроизводя некоторые из сложных особенностей окружения клеток, существующих в живом организме, в то же время сохраняя преимущества, связанные с экспериментированием в культуре клеток. Например, коровья модель гематоэнцефалического барьера in vitro предполагает использование совместной культуры ВВМЕС и астроцитов. Перед культивированием клеток вкладыши для планшета(Millicell-PC 3,0 мкм; диаметр 30 мм) обрабатывали с верхней стороны коллагеном из крысиных хвостов,чтобы добиться оптимального прилипания ВВМЕС и создать условия, подобные существующим в базальной пластинке эндотелия сосудов. Первичные культуры смешанных астроцитов получали из коры мозга новорожденных крыс (Dehouck et al., 1990, J. Neurochem., 54, 1798-1801). Вкратце выделение состояло в следующем. После удаления оболочек мозговую ткань продавливали через нейлоновое сито с диаметром пор 82 мкм. Выделенные астроциты размещали в лунки микропланшета в концентрации 1,2105 клеток/1 мл с 2 мл оптимальной культуральной среды (DMEM), дополненной 10% фетальной телячьей сыворотки, инактивированной нагреванием. Среду в культуре клеток меняли два раза в неделю. ВВМЕС от Cellial Technologies культивировали в среде DMEM, дополненной 10% (об./об.) лошадиной сыворотки и 10% телячьей сыворотки, инактивированной нагреванием, 2 мМ глутамина, 50 мкг/мл гентамицина и 1 нг/мл основного фактора роста фибробластов (добавляли каждые два дня). Затем ВВМЕС размещали на верхней поверхности фильтров в 2 мл совместной клеточной культуры. Эту среду меняли три раза в неделю. В таких условиях через 7 суток дифференцированные ВВМЕС формировали монослой слившихся клеток. Для проверки токсичности пептидов по данному изобретению их соединяли с родамином и инкубировали в верхней камере культуральной системы, где они контактировали с эндотелиальными клетками в течение 1, 5 и 24 ч. Собирали культуральную среду из нижней камеры в различные моменты времени и количественно определяли флуоресценцию путем флуориметрического анализа. Результаты представляли как проницаемость поверхности эндотелия (Ре), выраженную в 10-3 см/мин. Во всех лунках для оценки целостности гематоэнцефалического барьера in vitro использовали флуоресцентный краситель люциферовый желтый (LY), небольшие молекулы которого плохо проходят через гематоэнцефалический барьер. Тот же краситель использовали для инкубации с пептидами, чтобы определить отсутствие токсичности пептидов для эндотелиальных клеток, формирующих гематоэнцефалический барьер. Барьер in vitro считался проницаемым, или "открытым", если значение Ре для LY превышало 110-3 см/мин. По трансэндотелитальному электрическому сопротивлению (TEER), которое измеряли омметром и выражали в Омсм 2, также можно судить о целостности гематоэнцефалического барьера in vitro при прохождении веществ через него. Пороговым считалось значение 500 Омсм 2. Проведенные эксперименты продемонстрировали отсутствие токсичности пептидов по данному изобретению и пептидов, использовавшихся как контрольные, для эндотелиальных клеток, формирующих гематоэнцефалический барьер, а также отсутствие негативного влияния на его проницаемость. Прохождение пептидов по данному изобретению, соединенных с родамином, через гематоэнцефалический барьер изучали in vitro на коровьей модели, описанной выше. При этом измеряли флуоресценцию в лунках планшета-приемника в различные моменты времени (1, 4, 24 ч). Целостность гематоэнцефалического барьера в различных лунках оценивали путем одновременного измерения количества LY,перешедшего из одного компартмента в другой, в зависимости от времени. Пример 6. Протоколы химического синтеза конъюгатов, содержащих вектор и вещество, представляющее терапевтический интерес или являющееся потенциальным визуализирующим либо диагностическим агентом, или любое другое вещество, например молекулярный зонд. Вещество, представляющее терапевтический интерес или являющееся потенциальным визуализирующим либо диагностическим агентом, или любое другое вещество, например молекулярный зонд, может быть отделено (отщеплено/высвобождено/высолено) от вектора после транспорта и пересечения клеточных мембран, в частности гематоэнцефалического барьера, например по принципу "пролекарства" путем гидролиза или ферментативного расщепления химической связи между вектором и активным веществом. Ковалентное присоединение пептидного вектора с полностью защищенными реакционноспособными группами боковых цепей (присоединение по С- и N-концу) или с частично защищенными (присоединение по реакционноспособной группе боковой цепи) к веществу, представляющему терапевтический интерес, осуществляли двумя путями (фиг. 2): тандемный синтез (т.е. непосредственное соединение без промежуточной структуры между двумя соединяемыми структурами); синтез через связующую (линкерную) структуру (Temsamani et al., 2004, Drug Discov. Today, 23,1012-1019). Тот или иной путь выбирали соответственно конкретным пептидному вектору и веществу, представляющему терапевтический интерес; присоединение осуществляли по С- либо N-концу, или же по реакционноспособной группе боковой цепи пептида (Majumdar and Siahaan, Med Res Rev., Epub ahead ofprint). В идеале, следуя принципу пролекарства, спейсер выбирают так, чтобы он обеспечивал приемлемое высвобождение активного вещества и улучшал растворимость конъюгата (Molema et al., 2001, Vectorization, organ-specific strategies. In: Methods and principles in medicinal chemistry, vol. 12). Между двумя соединяемыми структурами (пептид и активное вещество) можно создать различные лабильные химические ковалентные связи, будь то с участием спейсера или без него: амидную, карбаматную, эфирную,тиоэфирную, дисульфидную связь и др. Например, показано (по литературным данным), что дисульфидные связи, относительно устойчивые в плазме крови, могут расщепляться ферментами, например протеин-дисульфидредуктазой, внутри мозговой ткани с восстановлением свободных тиоловых групп (Saito etal., 2003, Adv. Drug Deliv. Rev., 55, 199-215). Представляют интерес также другие соединения, в которых спейсером является полимер, например полиэтиленгликоль (PEG). В самом деле, показано (по литературным данным), что благодаря присоединению полиэтиленгликоля у органических веществ, представляющих биологический интерес, возрастает период полужизни в плазме крови (Greenwald et al., 2003, Adv. Drug Deliv. Rev., 55, 217-250) и уменьшается выведение из организма. Векторы, конъюгированные с активным веществом или веществом, интересующим пользователя,можно использовать для диагностики, визуализации или лечения патологических состояний, повреждений или расстройств центральной нервной системы, создавая препараты, способные проходить через гематоэнцефалический барьер, проникать в опухоли мозга или других тканей, и пересекать мембраны раковых клеток, и/или патологических состояний, обусловленных инфекцией, создавая препараты, способные проходить через клеточные мембраны и прицельно поражать инфицированные клетки при инфекционных (бактериальных, вирусных, паразитарных или грибковых) патологических изменениях мозга или иных тканей. Пример 7. Перфузия мозга in situ с использованием векторов в отдельности и векторов, соединенных с веществами, представляющими терапевтический или диагностический интерес или с визуализирующими агентами, или с любыми другими веществами, например молекулярными зондами, и изучение кинетики их транспорта через гематоэнцефалический барьер и накопления в мозге у мышей. Чтобы продемонстрировать проникновение через гематоэнцефалический барьер применяли метод перфузии мозга in situ (на самцах мышей линии OF1). Предварительно пептидные векторы метили тритием (3 Н), который, как известно, обеспечивает наибольшую чувствительность при определении радиоактивных соединений, особенно в срезах тканей. Радиоактивно меченые пептиды с высокой удельной радиоактивностью (RAS, до 100 Ки/ммоль) получали путем ацилирования N-концевой аминогруппы содержащим тритий реагентом - пропионовым (пропаноевым) ангидридом или N-пропионилсукцинимидом (NPS). Этот способ включения трития можно применить ко всем пептидам (векторам, или конъюгатам пептидных векторов с терапевтическими аген- 19022422 тами, содержащими или не содержащими линкерной структуры пептидной или иной органической природы), при условии, что модификация N-конца не влияет на сродство пептида к рецептору-мишени (например, LDLR) или биологическую активность терапевтических агентов. Реакцию тритирования пептидного вектора путем пропионилирования N-конца проводили в DMF(1 мг пептида в 100-450 мкл - в зависимости от растворимости), добавляя 0,1 экв. третированного NPS на 5 мин при комнатной температуре, затем 0,9 экв. холодного NPS (не содержащего тритий) на 1 ч, затем еще 1 экв. холодного NPS на 5 ч. Реакционную среду оставляли при температуре 4 С на ночь, после чего очищали путем ВЭЖХ (HPLC). Удельная радиоактивность у каждого из меченых пептидов составляла обычно от 5 до 10 Ки/моль. Суммарная радиоактивность в итоге составляла от 600 до 950 мкКи. Радиоактивно меченые (например, тритием) пептиды ковалентно присоединяют к радиоактивно меченному (например, радиоактивным углеродом 14 С) активному веществу, как описано, например, в примере 6. Как отмечалось ранее, такое ковалентное соединение осуществляется соответственно структуре и физико-химическим свойствам активного вещества, в частности имеет значение присутствие функциональных химических групп, которые могут быть модифицированы без снижения биологической активности данного вещества. Радиоактивно меченые конъюгаты синтезируют в принципе так же, как это разработано для немеченых конъюгатов, добавляя лишь необходимые для внедрения метки шаги. Методы, кратко описанные ниже, были разработаны сначала для изучения распределения активных веществ в мозге и, в частности, роли гематоэнцефалического барьера и, более конкретно, рецептора липопротеинов низкой плотности в проникновении этих веществ в мозг. Методы перфузии мозга in situ принадлежат к числу наиболее технически взыскательных и трудных в исполнении на мышах. Зато этот подход (подобно моделям in vitro) позволяет полностью контролировать состав искусственного перфузата, чтобы держать клетки и сосуды мозга в нормальных физиологических и анатомических условиях,свойственных подопытному животному, без "распыления" веществ по всему организму. Метод перфузии мозга in situ, обычно осуществляемый с крысами, был приспособлен применительно к мышам (Dagenais et al., 2000, J. Cereb. Blood. Flow Metab., 20(2), 381-6) с целью расширить его приложение для оценки кинетических показателей транспорта в области гематоэнцефалического и гематоретинального барьеров; использовались трансгенные и мутантные (по рецепторам, ферментам или переносчикам активных веществ) мыши линии КО. Этот метод предполагает введение катетера в сонную артерию под наркозом (обычно линии OF1) и наложение лигатуры на определенные ее ветви (наружную,щитовидную, затылочную) для того, чтобы поток жидкости шел через внутреннюю сонную и крылонебную артерии, которые используются для определения поглощения векторов и конъюгатов мозгом. Благодаря катетеру возможно заменить общий кровоток потоком контролируемого перфузата (бикарбонатный буферный раствор, плазма крови или кровь), проходящего через сонную артерию. Вначале для оценки способности векторов и конъюгатов проникать в мозг использовали насыщенный кислородом бикарбонатный буферный раствор Кребса. После катетеризации сонной артерии эндогенный кровоток прекращали путем рассечения желудочков сердца, чтобы избежать смешения буферного раствора с кровью и возрастания кровяного давления. Отслеживали продолжительность перфузии с постоянной скоростью потока. Для изучения транспорта, опосредованного рецепторами (RMT), перфузию буферным раствором можно продолжать до 20 мин или до 1 ч в присутствии переносчиков кислорода (отмытых эритроцитов). Проделанные эксперименты позволили определить церебральный коэффициент переноса (Kin: связь между объемом распределения и временем перфузии мозга) для ряда пептидов по данному изобретению. Продолжительность перфузии в этих экспериментах составляла 5 мин при скорости потока перфузата 2 мл/мин. Таким образом, Kin пептидных векторов с аминокислотными последовательностями SEQ ID NO: 2 и SEQ ID NO: 4, радиоактивно меченых с RAS 2 Ки/ммоль, составляют 3,3 и 3,010-4 мл/с/г соответственно. Для сравнения отметим, что для трансферрина (Tf) Kin составляет 3,010-4 мл/с/г (Demeule et al.,2008, J. Neurochem., 106(4), 1534-1544), а исходный пептид с аминокислотной последовательностью SEQID NO: 17 в тех же условиях эксперимента характеризовался Kin=3,20,410-4 мл/с/г. Эти результаты показывают, что пептидные векторы по данному изобретению благодаря своим небольшим молекулярным размерам и выгодной пространственной конфигурации обладают весьма высоким церебральным коэффициентом переноса, превышающим таковой трансферрина. Кроме того, такие эксперименты с перфузией мозга in situ позволяют определить разницу между веществами, остающимися в мозге в пределах сосудов, и теми, которые пересекают аблюминальную (базальную) мембрану эндотелиоцитов и проникают в паренхиму мозга. Этот метод, называемый постперфузионной капиллярной элиминацией, позволяет определить, действительно ли молекула пересекает эндотелий для проникновения в паренхиму головного мозга. Применение этого подхода позволяет показать, что определенные пептиды (или конъюгаты) накапливаются в паренхиме головного мозга. Таким образом, этот метод (Triguero et al., 1990, J Neurochem., 54(6), 1882-8) используется для того, чтобы отличить ту часть векторов (или конъюгатов), которая проходит через эндотелий и поступает в мозг через внеклеточное пространство или мозговые клетки, и оставшейся частью, ассоциированной с эндотелиаль- 20022422 ными клетками. Ключевые стадии экспериментов с перфузией мозга in situ у мышей для испытания векторов и конъюгатов по данному изобретению можно кратко изложить следующим образом:i) Определение толерантности (нетоксичности) векторов и конъюгатов в области гематоэнцефалического барьера и сохранения целостности физиологического барьера.ii) Изучение кинетики и линейной зависимости мозгового поглощения посредством RMT при участии LDLR.iii) Изучение зависимости скорости мозгового поглощения от концентрации вектора или конъюгатаiv) Изучение механизмов транспорта с помощью субстратов, подавляющих или модулирующих активность LDLR.vi) Определение скорости связывания векторов и конъюгатов с белками плазмы крови (альбумином и др.) и изучение их влияния на мозговое поглощение этих веществ.vii) Внутривенное введение и определение зависимости распределения в тканях (мозг и другие органы) от времени. ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ 1. Пептид или псевдопептид, характеризующийся тем, что имеет следующую общую формулу (I): где А 1 представляет цистеин (Cys), его аналог или изостер, выбираемый из (D)-цистеина, пеницилламина (Pen) и (D)-пеницилламина D)-Pen);A2 представляет пролин (Pro), его аналог или изостер;A3 представляет глицин (Gly), его аналог или изостер. 2. Пептид или псевдопептид по п.1, характеризующийся тем, что А 2 представляет аналог пролина(Pro), выбираемый из пипеколиновой кислоты (Pip) и тиазолидин-4-карбоновой кислоты (Thz). 3. Пептид или псевдопептид по любому из пп.1, 2, характеризующийся тем, что A3 представляет глицин (Gly) или саркозин (Sar). 4. Пептид или псевдопептид по п.1, характеризующийся тем, что имеет следующую общую формулу (I'): где А 1 представляет цистеин (Cys), его аналог или изостер, выбираемый из (D)-Cys, Pen илиThz. 5. Пептид или псевдопептид по любому из пп.1-4, характеризующийся тем, что его выбирают из пептидов с последовательностями SEQ ID NO: 1-10. 6. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что имеет циклическую конфигурацию. 7. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что он связывает человеческий рецептор липопротеинов низкой плотности (hLDLR) на поверхности клеточных мембран. 8. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что он содержит одну пептидомиметическую связь, выбираемую предпочтительно из интеркаляции метиленовой (-СН 2-) или фосфатной (-РО 2-) группы, вторичного амина (-NH-) или кислорода (-О-), альфаазапептидов, альфа-алкилпептидов, N-алкилпептидов, фосфонамидатов, депсипептидов, гидроксиметиленов, гидроксиэтиленов, дигидроксиэтиленов, гидроксиэтиламинов, ретроинверсопептидов, метиленоксигруппы, цетометилена, эфиров, фосфинатов, фосфиновых кислот, фосфонамидов и карбагрупп. 9. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов, характеризующийся тем, что егоN-концевая функциональная группа защищена путем ацилирования, и/или тем, что его С-концевая функциональная группа защищена путем амидирования или этерификации. 10. Пептид или псевдопептид по любому из предыдущих пунктов для применения с целью векторизации диагностической, визуализирующей или терапевтической молекулы. 11. Конъюгированное соединение следующей формулы (III): где V представляет пептид или псевдопептид по любому из пп.1-8;D представляет диагностическую, визуализирующую или терапевтическую молекулу; х и у являются целыми числами от 1 до 5;z представляет собой целое число от 0 до 10. 12. Конъюгированное соединение по п.11, характеризующееся тем, что x=z=y=1; x=zу, у=zх илиzху либо z=0, х=у=1 или ух. 13. Конъюгированное соединение по п.11 или 12, характеризующееся тем, что диагностическая, визуализирующая или терапевтическая молекула представляет собой молекулярный зонд, химическое вещество с небольшим молекулярным размером, пептид или полипептид, белок, антиген, антитело или фрагмент антитела, нуклеиновую кислоту или олигонуклеотид, рибозим, маркер или метку. 14. Конъюгированное соединение по любому из пп.11-13, характеризующееся тем, что соединение,с одной стороны, V с D или V с L, а с другой - L с D осуществляется одной или более ковалентной, ионной, гидрофобной или ван-дер-ваальсовой связью, расщепляемой или нерасщепляемой в физиологической среде или внутри клеток. 15. Конъюгированное соединение по любому из пп.11-14, характеризующееся тем, что D присоединено к V, при необходимости через L, на одном из концов пептидной цепи V (N- и/или С-конце) и/или по одной или более из реакционноспособных групп боковых цепей природных или неприродных аминокислот, входящих в состав V. 16. Способ получения конъюгированного соединения по любому из пп.11-15, характеризующийся тем, что он включает стадию присоединения пептида или псевдопептида V к веществу D, при необходимости через L, предпочтительно химическим, биохимическим или ферментативным путем или методами генетической инженерии. 17. Фармацевтическая композиция, характеризующаяся тем, что она содержит по меньшей мере одно конъюгированное соединение по любому из п.11-15 и один или несколько фармацевтически приемлемых эксципиентов. 18. Диагностическая композиция, характеризующаяся тем, что в ее состав входит диагностический или медицинский визуализирующий агент, содержащий конъюгированное соединение по любому из пп.11-15.

МПК / Метки

МПК: G01N 33/68, C07K 7/06, A61K 38/08, A61P 25/28, C07K 14/775, A61K 38/17

Метки: получение, производные, применение, пептидные

Код ссылки

<a href="http://easpatents.com/30-22422-peptidnye-proizvodnye-ih-poluchenie-i-primenenie.html" rel="bookmark" title="База патентов Евразийского Союза">Пептидные производные, их получение и применение</a>

Похожие патенты